Коллаборационисты как пособники гитлеровской политики геноцида белорусского народа

Не подлежит никакому сомнению, что Европа, весь мир были спасены от фашизма благодаря мужеству и героизму советского воина, советского человека.

Человеконенавистническая идеология и практика фашизма в первую очередь была направлена против славянских народов, в особенности наших братских народов – русских, белорусов и украинцев. Гитлеровскими нелюдями был разработан специальный план «Ост» – программа колонизации и германизации захваченных наших земель, выселения и уничтожения наших людей. Согласно плану «Ост» предусматривалось уничтожить и депортировать на восток 75 процентов белорусов, которые, по мнению немецких фашистов, не отвечали так называемым расовым и политическим критериям «арийцев». 25 процентов белорусов подлежали эрзац-культурной обработке и использованию в качестве сельскохозяйственных рабов для немецких колонистов.

План «Ост» был рассчитан на 30 лет. После оккупации Беларуси гитлеровцы начали осуществлять его на практике. Сожгли и разрушили 209 городов и городских поселков, 9200 деревень. Уничтожили более 10 тысяч промышленных предприятий, разграбили 10 тысяч колхозов, вывезли в Германию 96 процентов энергетических мощностей, 18,5 тысяч автомашин, более 9 тысяч тракторов, 2 миллиона 800 тысяч голов крупного рогатого скота. Разграбили и разрушили все учреждения науки и культуры. Уничтожили 7 тысяч школ, 2187 больниц, 2567 детских садов. Аналогично ограбили немецкие фашисты и Украину. «Материальный ущерб Советской Украине был оценен в 285 млрд рублей, что соответствует по современному курсу 730 млрд долларов» [1].

Одновременно осуществлялась политика физического уничтожения белорусского народа. Наибольшее количество концлагерей и мест массового уничтожения военнопленных и мирных людей находилось в Минске и его окрестностях. Так, на улице Широкой было уничтожено 20 тысяч человек, в районе Немиги – 80 тысяч. В лагере смерти Малый Тростенец – 150 тысяч. В урочище Уручье – около 30 тысяч. И так по всем другим городам и селениям   Беларуси.

Немецко-фашистским оккупантам активно помогали коллаборационистские организации, которые создавались гитлеровцами. Так, в октябре 1941 года была создана «Белорусская народная самопомощь» (БНС) во главе с фашистским прислужником Иваном Ермаченко, в задачу которой входила вербовка молодых белорусов на работы в Германию и идеологическая обработка белорусской молодежи в человеконенавистническом духе. «Я много помогал при наборе добровольцев в Германию, – писал в мае 1942 года Иван Ермаченко в докладе на имя Вильгельма Кубе, – и, конечно, часто выступал с речами в пользу Германии среди рабочих, которые собирались ехать. Я им говорил, какая хорошая жизнь в Германии. На деле же оказывается совсем другое, и мне говорят, что я лгу о хорошей жизни в Германии»

Правду о «хорошей жизни» для белорусов разъяснил для коллаборационистов Гиммлер в октябре 1943 года на собрании группенфюреров СС: «Живут ли другие народы в достатке, или же они подыхают от голода, интересуют меня только в той мере, в какой они необходимы как рабы для нашей культуры». Не случайно гитлеровские начальники в оккупированной Беларуси вынуждены были признать, что коллаборационистские организациями со своей профашистской бело-красно-белой символикой не пользуются никаким влиянием среди белорусского народа. Глубокский гебитскомиссар прямо заявлял, что «БНС со своей пропагандистской работой не находит отклика у белорусского населения».

Всенародная борьба белорусского народа против фашистских захватчиков сорвала осуществление человеконенавистнического плана «Ост». Становилось очевидным, что замыслы гитлеровцев покорить белорусов, русских, украинцев обречены на провал. В дневнике убитого немецкого офицера партизаны Рогачевщины нашли любопытные записи: «Здесь нам не улыбается солнце», «Ты, Россия, могила моей молодости». В самом деле, Беларусь оказалась могилой для немецко-фашистских крестоносцев.

Казалось бы, с фашизмом покончили мы счеты. Но после вероломного упразднения СССР в 1991 году в постсоветских республиках, в том числе и в Беларуси появились идейные последыши коллаборационизма, которые, опираясь на поддержку реакционных западных политиков, стали заниматься оправданием вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз и реабилитацией фашистских пособников под предлогом уравнивания фашизма и коммунизма с целью оправдания возрождения коллаборационизма в постсоветских и восточноевропейских странах. Видный российский политик и общественный деятель Борис Шпигель так оценивал подобную аргументацию нынешних последышей коллаборационистов: «Уравнение двух тоталитарных режимов – коммунистического и нацистского – не более чем попытка ряда стран Восточной Европы обелить преступные режимы, сотрудничавшие с Гитлером, переложить ответственность за геноцид исключительно на немцев, представить «борцами с коммунистическим режимом» тех, чьими руками совершались массовые убийства тысяч и миллионов людей» [2, c. 6].

Спросим: почему особенно усердствуют сегодня в фальсификации истории Великой Отечественной войны власти прибалтийских республик? Именно потому, что они ничем не отличаются от бывших профашистских марионеток в Прибалтике в годы Великой Отечественной войны. Последние  – их политические и идеологические единомышленники, а фашизация прибалтийских республик была всегда их тайным желанием, которую они сегодня на волне антироссийских санкций, с радостью делают явной путем зачисления бывших коллаборационистов в разряд борцов за независимость Латвии, Литвы и Эстонии от сталинской России, а самих себя выставляют авангардом в защите европейской демократии от путинской России. На это обстоятельство обратил внимание израильский историк Эфраим Зурофф, указав, что нацизм расцвел в Прибалтике после вступления в ЕС и НАТО [3]. И то, что руководство Европейского союза фактически никак не реагирует на очевидную ксенофобскую, антисемитскую, русофобскую направленность политических режимов в странах Балтии, свидетельствует о ментальном родстве западной господствующей элиты и нынешних властей в восточно-европейских странах.

Вот что писал классик-коммунист Якуб Колос о предателях и коллаборационистах («Савецкая Беларусь» от 24 апреля 1943 года, №46): «Колькасць такіх паскуд нікчэмна, як нікчэмна і сама іх урода. Але мы ўсё ж ведаем імёны з ліку гэтых нямногіх двуногіх жывёлін, забыўшых пра сваю чалавечую годнасць і ўзяўшых на сябе абавязак публічна праз прастытуцкую нямецкую прэсу лізаць тоўстыя зады нямецкіх баронаў. Да такіх лізуноў належаць выскрабкі людской погані, жывыя кучкі гною – здраднікі. Яны ўзялі курс на немца, звязалі свой лёс з лёсам разбойніцкай немчуры і за чачавічную пахлёбку прадалі сваё сумленне. Але ўсе гэтыя здраднікі павінны запісаць на сваіх іўдаўскіх лабацінах: усе яны стануць вядомы народу».

А у предателей нет ни Родины, ни родных, ни близких, ни друзей, ни родителей, ни детей. Ведь предатель никогда не признается никому, что он предатель, изменник. Он вынужден влачить свое жалкое существование под чужим именем, под чужой жизнью, под чужой судьбой. Такой жизни не пожелаешь даже врагу. В этом плане примечательно признание на следствии в 1960-е годы эстонского эсэсовца Лепметса: «О том, что я участвовал в расстрелах, я никому, даже своим родным, не рассказывал, так как этого стеснялся». А в документальной повести белорусского писателя Алеся Адамовича «Каратели» (1981) приводятся откровения бывших полицаев-карателей. Вот одно из них: «Почему стал убийцей? Ничего другого не оставалось делать. Коль пошел к ним служить, то приходилось делать все, что заставляли… Если бы мою семью привели к яме и приказали мне стрелять, то, конечно, пришлось бы стрелять в них» [4]. И вот символику этих карателей, прямых участников геноцида белорусского народа активно отбеливают тутбаевцы под смехотворным предлогом, что раз бело-красно-белый флаг не замечен в карательных операциях, то он не имеет никакого отношения к геноциду белорусского народа, а поэтому остается национальным символом, несмотря даже на то, что этот символ освящал собой политику гитлеровских оккупантов в Беларуси. Это то же самое, как сказать, что раз символика Третьего Рейха не замечена в карательных операциях против белорусского и других народов, то она вполне может сохранять статус историко-культурной ценности современного человечества, а Гитлер оставаться творческим духом «Новой Европы» Абсолютно прав Игорь Орлович, что все посылы, изложенные в материале tut.by «Лукашенко заявил о геноциде белорусского народа под БЧБ-флагом. Объясняем, что происходило в годы войны», являются намеренным искажением истории с целью обеления и реабилитации БЧБ-символики [5].

Вот и выходит, что нынешние поклонники западной «демократии» в Беларуси ничем не отличаются от гитлеровских пособников во время Великой Отечественной войны. Слонимский гебитскомиссар в свое время писал: «Белорусские шовинисты полностью отрицают большевизм. Они мечтают о белорусско-гитлеровском государстве, которое находилось бы под защитой западных демократий». Разве это признание Слонимского гебитскомиссара не созвучно писаниям нынешних коллаборационистов о том, что Беларусь – цэ Европа, а поэтому бандеровцы на Украине и профашистские режимы в Прибалтике их идеал.

Источники

1.ФСБ представила материалы приговора нацистам в Киеве / regnum.ru/news/society/3175438.html (дата доступа: 8.02.2021).

2.Шпигель, Борис. Мир без нацизма // Российская газета. 14.10.2011.

3.Историк Эфраим Зурофф: Нацизм расцвел в Прибалтике после вступления в ЕС и НАТО //http: // www. kprf.ru/international/capitalist/140881. html (дата доступа: 15.12.2015).

4.Андрей Лазуткин. Вечная перестройка в стране полицаев / comparty.by/news (дата доступа: 12.03.2020).

5.Игорь Орлович. Искажение истории. Как tut.by лжет своим читателям / teleskop-by.org (дата доступа: 25.03.2021).

Лев Криштапович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *