Леонид Головач: Кого поддерживали белорусы до революции 1917 года

До революции колоссальной популярностью в Белоруссии пользовались правые и русские национальные партии, программы которых содержали пункт о сохранении единства Великой, Малой и Белой Руси.

Приведем выдержку из работы польского историка Рышарда Радзика: ««Выборы в российскую Думу в 1907 году – пишут Олег Латышонок и Евгений Миронович (оба, к слову, местечковые националисты. – Прим. авт.), – были мерилом влияний и популярности разных группировок, действовавших в Беларуси. Полную победу одержали российские и пророссийские («западнорусские») группировки, ссылающиеся на лозунги, подчеркивавшие общность православных жителей Российской империи. Эти партии получили в Беларуси 36 мандатов (80,5 %)». За них голосовало подавляющее большинство белорусских крестьян (zdecydowana większość białoruskich chłopów). Следствием поражения избирательного блока социалистических партий, которые не получили ни одного мандата, было прекращение деятельности одного из членов коалиции – Белорусской социалистической громады» (R. Radzik. Tożsamości Białorusinów (w RB) w świetle badań socjologicznych).

Согласно подсчетам белорусских историков, в 1908 году в пяти белорусских губерниях в правых и русских национальных организациях состояло 44 880 человек. Общее число таких организаций – 74. Для сравнения: во всей огромной империи членов партии кадетов было 50-60 тысяч, большевиков – 60 тысяч, меньшевиков – 45 тысяч, октябристов – 75-77 тысяч (Бондаренко К.М. Правые партии и их организации в Беларуси (1905-1917 гг.). Могилев, 2010. С. 198-199).

Кроме того, нужно отметить, что численность кадетской партии на территории Белоруссии оценивается белорусскими историками в 1,5 тысячи человек, «Союза 17 октября» – в 26-28 тысяч человек, из которых 5000 человек составлял актив партии (Лавринович Д.С. Деятельность конституционно-демократической партии и «Союза 17 октября» в Беларуси (1905-1918 гг.). Могилев, 2009. С. 58; С 126-127). Обе эти либеральные партии выступали за единую и неделимую Россию, отстаивали единство русского народа в трех его ветвях.

Единственная существовавшая до революции организация местечковых националистов – Белорусская социалистическая громада – не пользовалась ни малейшей поддержкой населения Белоруссии. На выборах во вторую Государственную Думу БСГ заключила соглашение с РСДРП, Бундом и эсерами, однако выборы леваки с треском проиграли. В 1907 году лидеры Громады, осознав политическую несостоятельность своего проекта, приняли решение о самороспуске.

Сама мысль об отделении Белоруссии от России в дореволюционный период была не то что маргинальной – она была совершенно невообразимой. Даже БСГ выступала лишь за автономию, и то это считалось радикализмом. Белорусский поэт Максим Богданович в 1915 году, когда прочитал о том, что некий человек «стоял за полную государственную самостоятельность Белоруссии, кто же в молодости не стоял за нее?», ответил так: «Да никто не стоял!» – и потребовал хотя бы один факт, подтверждающий обратное. Также Богданович не видел и в украинской пропаганде стремления к созданию самостоятельного государства (Богданович М. На белорусские темы // Багдановіч М. Поўны збор твораў. Т. 3. Мн., 2001. С. 133).

Леонид Головач

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *