Кирилл Аверьянов-Минский: Как создавалась белорусская государственность. Часть II

История БНР

Однако вместо царской России в Белоруссию пришла кайзеровская Германия. 18 февраля 1918 г. началось наступление немецких войск по всей линии разваленного большевиками фронта, заставившее Облисполкомзап и СНК Западной области и фронта в спешном порядке переехать из Минска в Смоленск. Этим воспользовался Исполком Рады Всебелорусского съезда. 21 февраля он обратился к народам Белоруссии с Первой Уставной грамотой, в которой объявил себя временной властью на белорусской территории (до созыва Всебелорусского Учредительного собрания). Из представителей социалистических партий был сформирован исполнительно-распорядительный орган – Народный секретариат во главе с Язепом Воронко, одним из руководителей БСГ.

9 марта на торжественном заседании Исполкома Рады была принята Вторая Уставная грамота, в которой провозглашалось создание Белорусской Народной Республики (БНР), декларировались права и свободы трудящихся (право на забастовки, свобода союзов, 8-часовой рабочий день и др.), отменялось право частной собственности на землю. Особо подчёркивались права проживавших в Белоруссии национальных меньшинств (это связано с тем, что в работе Исполкома принимали участие еврейские социалисты из партии «Поалей Цион»). 18 марта 1918 г. Исполком Рады Всебелорусского съезда был преобразован в Раду Белорусской Народной Республики, президиум которой возглавил Ян Середа.

25 марта 1918 г. произошло одно из ключевых событий в мифологии белорусского национализма – Рада БНР приняла Третью Уставную грамоту, провозгласившую независимость Белорусской Народной Республики в «этнографических границах проживания белорусов». В Грамоте отмечалось: «Год тому назад народы Белоруссии вместе с народами России сбросили ярмо русского царизма, который сурово притеснял Белоруссию; не спрашивая народ, он бросил наш край в пожар войны, которая начисто разрушила города и села белорусские.

Теперь мы, Рада Белорусской Народной Республики, сбрасываем с родного края последнее ярмо государственной зависимости, которое насильно набросили русские цари на наш свободный и независимый край».

Начиная с 1990-ых, 25 марта в Белоруссии отмечается неофициальный праздник – «День Воли», посвященный провозглашению независимости БНР. Как правило, в этот день в Минске проходит шествие оппозиционных белорусских националистов.

Несмотря на то, что сегодня создание Белорусской Народной Республики рассматривается свядомыми историками как важный этап развития белорусской государственности, БНР лишь с изрядной долей условности можно назвать «государством». На оккупированной немцами территории Белоруссии все вопросы государственного уровня решались германской военной администрацией. БНР не имела собственной армии, органов власти на местах, финансовой и судебной системы. Полномочия белорусского правительства ограничивались сферой культуры и образования. Словом, БНР была одной из многочисленных фантомных республик, провозглашённых в1918-1920 гг. на территории бывшей Российской Империи.

При этом Белорусскую Народную Республику, в отличие от ряда других политических фантомов того времени, официально не признало ни одно (!) государство в мире. Белорусские сепаратисты рассчитывали прежде всего на помощь Германии, а потому 25 апреля 1918 г. они отправили телеграмму кайзеру Вильгельму II, в которой объявлялась благодарность «за освобождение Белоруссии германскими войсками от тяжёлого чужого гнёта, насилия и анархии» и выражалась просьба о защите независимости белорусского государства со стороны Германской Империи. Однако немецкое руководство отказалось признавать суверенитет БНР, считая Белоруссию частью большевистской России. Германия готова была терпеть на захваченной территории потешное белорусское правительство, но поощрять его игры в «незалежнасць» немцы не собирались.

Не сложились у БНР отношения даже с самым близким соседом – Украиной: восточноевропейские «державы» за всё время своего существования так и не смогли договориться о том, кому должно принадлежать Полесье. Один из участников белорусского национального движения того времени – историк М.В. Довнар-Запольский вспоминал: «Правительство Украинской рады, хотя и выразило симпатию новому государственному образованию, выказало ряд колебаний и стало проявлять империалистические тенденции в смысле легального захвата южных частей Белоруссии. Оно считало себя слишком прочным и вместо того, чтобы поддержать Белоруссию, стало предъявлять к ней территориальные требования… Правительство Украинской рады было сметено гетманским режимом, который оказался ещё менее дальновидным. Украинское правительство стало захватывать южные уезды Белоруссии и вело себя так, что дальнейшие переговоры с ним потеряли для белорусского правительства всякий реальный интерес».

Карта территории, на которую претендовала БНР

Пожалуй, единственными атрибутами государства, имевшимися у Белорусской Народной Республики, были герб и флаг (вопрос о существовании гимна БНР до сих пор остаётся дискуссионным). В качестве государственного герба был утверждён герб Великого княжества Литовского «Погоня», в качестве государственного флага – бело-красно-белое полотнище.

В 1991-1995 гг. бел-чырвона-белы сцяг был государственным флагом Республики Беларусь. Сегодня БЧБ – символ борцов с “режимом”. История бело-красно-белого флага в последнее время обросла героическими легендами, суть которых сводится к тому, что под этим священным знаменем гордые литвины наголову разбивали презренных москалей во всех литовско-московских битвах. Однако на самом деле никакого отношения к Великому княжеству Литовскому «сало-мясо-сало» не имеет. «Происхождение нашего сегодняшнего бело-красно-белого флага сравнительно недавнее, – писал в 1944 году белорусский эмигрант А. Адамович в издававшейся в Берлине газете «Ранiца», – и связано с революционным временем 1917 г., потому что вопрос об общенациональном или государственном флаге в прошлом не был исследован. А нашим национальным деятелям 1917 г. и вовсе неизвестен. Пришлось им выступить в этой области свободными творцами. В результате этого творчества сразу появился одноцветный белый флаг. Наверное, в признании его национальным флагом руководствовались расшифровкой самого названия «Беларусь». Однако вскоре выявилось несоответствие такого одноцветного белого флага: он слишком бросался в глаза на фоне революционного понимания символики цветов (красный – цвет революции, белый – цвет контрреволюции). К тому же он издавна имел международное значение знака сдачи, капитуляции на войне. Поэтому вскоре посредине белого полотнища флага была проведена красная, «революционная», полоса. Так и появился наш сегодняшний флаг».

В связи с поражением немцев в Первой мировой войне и подписанием Компьенского перемирия, по которому Германия была обязана вывести войска с оккупированных земель, большевики денонсировали Брестский мирный договор (предусматривавший территориальные уступки Германии) и направили РККА на освобождаемые территории. Ввиду приближения Красной армии Рада БНР 3 декабря 1918 г. переехала из Минска в Вильну, находившуюся под контролем польских формирований. 10 декабря Минск покинули немецкие войска.

После ухода немцев на территорию Западной Белоруссии вторглись польские дивизии. Глава возрождённой Польши Юзеф Пилсудский решил во что бы то ни стало расширить владения своего государства путём захвата белорусских, малороссийских и литовских земель, входивших ранее в состав Речи Посполитой. При этом «Начальник польского государства» призывал белорусов сражаться «за вашу и нашу свободу», обещая отдать власть в Белоруссии Раде БНР.

Белорусские националисты поверили обещаниям Пилсудского, с которым Белорусская социалистическая громада сотрудничала ещё до Февральской революции. Издававшаяся в Гродно газета «Белорусское слово» в 1919 г. писала: «Беларусь должна быть независимой не только ради белорусского населения, но ради благополучия всех народов Беларуси, ради спокойствия на Востоке Европы. Польская демократия, от голоса которой многое зависит в решении белорусского вопроса, должна лучше всего понимать наши стремления».

Однако, когда польские войска захватили большую часть Белоруссии, выяснилось, что Пилсудскому вовсе не нужна «польско-белорусская федерация», его цель – единая Польша «от моря до моря». Часть деятелей БНР была не против вхождения белорусских территорий в состав Польши, другая часть разочаровалась в Пилсудском, увидев в его политике звериный оскал польского империализма. На почве возникших разногласий в декабре 1919 г. произошёл раскол Рады БНР на Наивысшую Раду и Народную Раду. В марте 1920 г Наивысшая Рада и польское правительство подписали договор, в соответствии с которым белорусские земли вошли в состав «обновлённой Польши в границах 1772 г.», а белорусам была предоставлена национально-культурная автономия в пределах Минской губернии. Народная Рада в свою очередь сформировала правительство БНР во главе с Вацлавом Ластовским, которое подтвердило акт 25 марта 1918 г. о независимости Белоруссии и обратилось к странам Антанты, Прибалтики и Германии с просьбой о материальной и военной поддержке. Разумеется, ни одно государство правительство БНР не поддержало. Польские власти объявили Народную Раду вне закона и арестовали её учредителей. Через несколько месяцев арестованных отпустили, после чего они уехали в литовский Каунас, где Рада и правительство БНР возобновили свою деятельность.

Оставшиеся лояльными Пилсудскому белорусские националисты смогли осуществить свою давнюю мечту – сформировать белорусское национальное войско. С согласия польского руководства была создана Белорусская военная комиссия, уполномоченная проводить набор добровольцев. Но дела у комиссии не пошли – за всё время её существования в добровольцы записались всего 485 человек. Белорусский учёный и современник тех событий Е.Ф. Карский отмечал: «На многочисленные призывы «Беларускай вайсковай камiсii», наполненные всякой руганью против русских и приглашающие записываться в белорусскую армию, народ ответил молчанием и жестоким преследованием отступающих поляков, которые в бесчисленных сжиганиях городов и деревень, в реквизициях, грабежах, взяточничестве и т.п. так проявили свои цивилизаторские способности».

Отступать польские войска начали в первых числах июля 1920 г., и уже к концу месяца вся территория Белоруссии была занята Красной армией. Необычайно успешному наступлению «красных» способствовало то, что его поддержали белорусские крестьяне, развернувшие с первых дней оккупации широкую партизанскую борьбу против поляков. Дело в том, что советская власть ещё не успела «отметиться» в Белоруссии своими преступлениями, а потому белорусы по простоте душевной считали Красную армию русской (наши, русские, войска пришли освобождать наш белорусский край от ляхов). Большевики же восприняли благожелательное отношение белорусского населения как проявление классовой солидарности, и это сыграло с ними злую шутку.

Воодушевлённое успехом в Белоруссии большевистское руководство решило разжечь пожар социалистической революции в Польше, всерьёз рассчитывая на поддержку польского пролетариата и крестьянства. В конце июля армия Тухачевского вступила на польскую территорию и направилась к Варшаве. В Белостоке был сформирован Временный революционный комитет Польши (Польревком), который должен был принять на себя всю полноту власти после взятия Варшавы и свержения Пилсудского. 1 августа Польревком огласил «Обращение к польскому рабочему народу городов и деревень», составленное будущим главой ВЧК, этническим поляком Феликсом Дзержинским. В «Обращении» сообщалось о создании Польской Республики Советов, национализации земель, отделении церкви от государства, а также содержались призывы к рабочим и крестьянам гнать прочь капиталистов и помещиков, занимать фабрики и заводы, создавать ревкомы в качестве органов власти. Однако для польских трудящихся (как и для высших слоёв общества) красноармейцы были русскими, в переводе на польский – «пшеклентыми москалями-оккупантами», поэтому чаемого большевиками торжества рабоче-крестьянского интернационализма не случилось.

После поражения Красной армии в Варшавской битве (вошедшей в польскую историю как «чудо на Висле») началось её стремительное отступление. Польские войска не только выбили РККА из Польши, но и захватили значительную часть белорусской территории. 12 октября 1920 г. был заключён договор о перемирии, который определил предварительную советско-польскую границу, разделившую Белоруссию пополам.

Через несколько недель после заключения перемирия произошли два весьма своеобразных рецидива провозглашения независимости под флагом БНР – рейд атамана Булак-Балаховича и Слуцкое вооружённое выступление.

Сначала несколько слов о Станиславе Булак-Балаховиче. Лучше всего личность этого политического деятеля охарактеризовал Пилсудский: «Он бандит, но не только бандит, а человек, который сегодня русский, завтра поляк, послезавтра белорус, ещё через день – негр». Родившись на Браславщине (белорусско-литовском пограничье), Балахович, действительно, в течение жизни с лёгкостью менял национальную идентичность и политические взгляды по одному ему известным мотивам. В 1914 г. Станислав вместе с братом Юзефом добровольно вступил в русскую армию, в рядах которой бесстрашно сражался на фронтах Великой войны – за боевые заслуги был награждён Георгиевской медалью и Георгиевскими крестами 4-й, 3-й и 2-й степеней. После Октября 17-го Балахович перешёл на сторону «красных». По приказу наркомвоенмора Троцкого руководил подавлением антибольшевистских крестьянских восстаний в окрестностях Луги. В конце октября 1918 г. батька Булак, будучи этническим поляком и католиком, объявил о начале партизанской войны против большевиков «за русский народ и православную церковь», а в ноябре перебрался в Псков, где был произведен в офицеры Псковского добровольческого корпуса. Однако Балахович посрамил честь белого офицера поощрением чудовищных грабежей и бессудных расправ над мирным населением, за что генерал Юденич приказал арестовать его и предать суду.

В феврале 1920 г. Балахович уехал в Варшаву. Там он познакомился с бывшим главой Боевой организации эсеров Борисом Савинковым, который явился в Польшу с идеей «третьей России» без большевиков и монархистов и с готовностью признания национального самоопределения российских народов. При поддержке польского руководства Савинков сформировал Русскую Народную Добровольческую Армию (РНДА), командующим которой по личному распоряжению Пилсудского был назначен Булак-Балахович, ставший к тому времени убеждённым белорусским националистом. Столь необычное кадровое решение было обусловлено монархическим настроем русских генералов, имевшихся в распоряжении у Савинкова. Главе Польши была нужна «русская» армия, которая сражалась бы с большевиками не за единую и неделимую Россию, а за польские интересы; в такой ситуации кандидатура белорусского националиста на пост командующего представлялась Пилсудскому идеальной.

Станислав Булак-Балахович

6 ноября 1920 г. РНДА перешла польско-советскую границу, установленную договором о перемирии, и захватила несколько населённых пунктов в белорусском Полесье. 12 ноября войска Булак-Балаховича заняли небольшой город Мозырь, где командующий «Русской» «Народной» «Добровольческой» «Армией» заявил о восстановлении Белорусской Народной Республики и провозгласил себя «Начальником белорусского государства» (полная аналогия с должностью Пилсудского). Правительство новой БНР было сформировано из членов созданного в Варшаве Белорусского политического комитета. Из белорусских частей РНДА была образована Белорусская Народная Армия.

«Восстановленная» БНР просуществовала около двух недель. За это время балаховцы успели провести на захваченной территории серию крупных еврейских погромов, в ходе которых было убито несколько сот человек. Ничем другим белорусские националисты себя не проявили. В конце ноября войско БНР было разбито Красной армией. Балахович и его соратники с трудом пробились на польскую территорию, где были интернированы и разоружены.

Остаток жизни Булак-Балахович провёл в Польше, получив от Пилсудского звание генерала польской армии и лесную концессию в Беловежской Пуще.

Через несколько дней после ухода балаховцев с советской территории произошло вооружённое выступление в Слуцке. По условиям заключённого 12 октября перемирия Слуцкий уезд Минской губернии, расположенный в центральной Белоруссии, был разделён на две части – польскую и советскую. При этом на момент окончания боевых действий польские войска контролировали всю территорию уезда. По договору о перемирии им предписывалось отойти за реку Морочь, уступив большевикам Слуцк и прилегающие населённые пункты. Перед уходом из советской части Случчины поляки помогли белорусским националистам создать местные органы власти и вооружённые отряды для сопротивления РККА.

15-16 ноября 1920 г. в Слуцке был собран съезд представителей волостей и местечек, который в надежде реанимировать БНР избрал Слуцкую белорусскую раду и выразил протест против вступления Красной армии в пределы Слуцкого уезда. Провозгласив принцип «независимости Белоруссии в её этнографических границах», съезд не протестовал против оккупации поляками Западной Белоруссии и требовал оставить уезд в границах Польши. В течение трёх дней Рада сформировала Слуцкую бригаду в составе двух полков общей численностью 2 тыс. человек.

24 ноября польские войска покинули Слуцк, а вслед за ними в нейтральную 15-ти километровую зону на советско-польской границе отправилась Слуцкая бригада. Базируясь в нейтральной зоне, бригада в течение трёх недель предприняла несколько несерьёзных набеговых операций на позиции красноармейцев, а при попытке перейти к захвату и удержанию территории подверглась сокрушительному разгрому. После этого слуцкие полки отошли в расположение польских войск, где сложили оружие и были интернированы.

Отметим, что в ходе боёв значительная часть личного состава Слуцкой бригады, включая большую часть командования, разбежалась. Командир 1-го Слуцкого полка Пётр Чайка тайно сотрудничал с большевиками, а затем перешёл на их сторону. Другие офицеры бригады – А. Миронович, Я. Реут, А. Анципович – также были обвинены Радой Случчины в измене. Эти факты, впрочем, не мешают сегодняшним белорусским националистам отмечать 27 ноября, в годовщину первого боя Слуцкой бригады, «День героев».

18 марта 1921 г. в Риге был подписан мирный договор, в соответствии с которым западная часть Белоруссии отошла Польше, восточная – Советской России. По договорённости сторон советско-польская граница прошла в 40 километрах западнее Минска.

Находившееся в Каунасе правительство БНР во главе с Ластовским приняло обращение ко «всему культурному миру», в котором подписание Рижского мирного договора квалифицировалось как позорное преступление и «кошмарная насмешка над демократией и её идеалами». Правительство Ластовского заявило, что белорусский народ никогда не признает Рижский мир и «будет бороться до конца за свою независимость и неделимость». Но к тому времени большевики уже перехватили у БНР-овцев инициативу в деле белорусского государственного строительства. И белорусские националисты вскоре это осознали. В октябре 1925 г. на заседании в Берлине Рада и правительство БНР объявили о самороспуске и прекращении борьбы с большевиками; советский Минск был объявлен «единственным центром национально-государственного возрождения Белоруссии».

Несколько членов распущенной Рады отказались подчиниться принятому решению и создали свою Раду БНР, которая до сих пор действует за границей. Разумеется, деятельность её больше относится к цирковому искусству, нежели к политике.

Кирилл Аверьянов-Минский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *