Алексей Тома: Коронавирус создал благоприятные условия для появления единой валюты РФ и РБ

Коронавирусный кризис и кризис в РБ создали благоприятные условия для появления единой российско-белорусской валюты, но на пути к ее созданию нашим странам придётся решить ряд задач, считает политолог, председатель правления научно-культурного учреждения «Евразийское Партнерство» Алексей Тома. Об этом он заявил в интервью корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову.

– Замглавы Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев допустил возможность создания единой российско-белорусской валюты. Как вы оцениваете перспективы такого предложения? И, если это возможно, сколько на это потребуется времени? С какими трудностями РФ и РБ могут столкнуться при выполнении данного плана?

– Вопрос о создании единой валюты рассматривается руководством России и Беларуси достаточно давно, и у этого вопроса уже есть правовые основания. 30 ноября 2000 года было подписано Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь «О введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства (СГ)». Согласно данному соглашению на территории СГ планируется введение единой валюты с указанием конкретных сроков. Однако до сих пор соглашение не было реализовано на практике. У этого был целый ряд социально-политических и экономических причин.

Сегодня ситуация изменилась. Мировой экономический кризис на фоне пандемии коронавируса открыл новые возможности для региональных союзов. Эксперты всё чаще начинают говорить о кризисе западоцентрической модели глобализации и о наступлении новой эпохи регионализма. Для нас это означает усиление роли не только Союзного государства, но и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), военно-политического блока ОДКБ и масштабной инициативы Китая – «Пояс и путь».

Помимо объективных глобальных процессов, многое изменилось и в самой Беларуси. Социально-политический кризис 2020 года и последующие санкции со стороны наших западных партнёров внесли свои коррективы в приоритеты внешней и внутренней политики Республики Беларусь.

В связи с этим на сегодняшний день вопрос о введении единой валюты Союзного государства снова становится актуальным. Однако реализация данной инициативы, по моему мнению, потребует решения дополнительных задач.

Во-первых, необходима твёрдая политическая воля лидеров Беларуси и России, подкрепленная соответствующими двусторонними соглашениями.

Во-вторых, введение единой валюты должно осуществляться на основе унификации законодательств РФ и РБ.

В-третьих, необходимо постоянное согласование двусторонних действий в области экономической, финансовой и денежно-кредитной политики. Помимо этого, открытым остаётся вопрос о создании единого эмиссионного центра и других наднациональных органов.

С учётом данных трудностей и следует прогнозировать примерные сроки введения единой валюты Союзного государства. Даже при условии, если уже в этом месяце руководством России и Беларуси будет принято соответствующее решение, процесс введения единой валюты по самому оптимистическому прогнозу затянется до 2022-2024 гг.

– Лукашенко заявил о «цензуре в соцсетях». Что это может означать: полную блокировку некоторых соцсетей или конкретных групп и каналов? Как вы думаете, у белорусского правительства хватит на это ресурсов? Насколько это уменьшит протестную активность в стране?

– Вопрос цензуры в социальных сетях – это вопрос выбора между свободой слова и безопасностью. Каждая страна здесь по-своему расставляет приоритеты. Если речь идёт об угрозе терроризма, разжигания внутриполитических конфликтов, призывов к насильственным действиям и других угроз национальной безопасности, то вопрос цензуры в социальных сетях невозможно обойти стороной. И это касается не только Беларуси.

В прошлом году Еврокомиссар по вопросам индустрии Тьерри Бретон заявил, что «социальные сети несут ответственность перед европейскими пользователями, а также перед лицом нашей демократии. Мы много говорили о необходимости серьезно взяться за работу по обеспечению полного контроля всего объема их контента. Если все социальные сети, действующие на европейском рынке, не начнут предпринимать конкретные действия в случае злоупотреблений, мы [Еврокомиссия] будем вынуждены предпринимать более жесткие меры, которые будут носить ограничительный характер».

В настоящее время накоплен обширный мировой опыт в вопросе цензуры в социальных сетях. У нас есть примеры Китая, России и стран Евросоюза. Если руководство Беларуси примет решение о введении цензуры в социальных сетях, то необходимо спрогнозировать не только преимущества в сфере безопасности, но и негативные последствия для граждан и бизнеса. Если мы перенимаем китайскую модель цензуры, то речь может идти о полной блокировке некоторых соцсетей. В свою очередь, это затронет экономические интересы множества компаний и индивидуальных предпринимателей. Поэтому, по моему мнению, вопрос о цензуре в социальных сетях в обязательном порядке должен обсуждаться и согласовываться с представителями бизнеса.

В отношении ресурсов и возможностей по блокировке – этот вопрос находится в компетенции Оперативно-аналитического центра при Президенте РБ (ОАЦ) и Министерства информации Беларуси. Думаю, если вопрос о цензуре был поднят на самом высоком уровне, то специалисты ОАЦ и Министерства информации уже проработали различные варианты и оценили примерные последствия, в том числе и как это скажется на протестной активности.

– Генпрокуратура Беларуси может признать БЧБ флаг экстремистским. У этого флага были разные исторические периоды, как вы относитесь к нему? Правильно ли, что его пытаются запретить?

– В своё время ещё Карл Юнг и Гюстав Лебон показали в своих работах, что политический символ (флаг) является определённым кодом, который содержит в себе социальную информацию, направленную на призыв к конкретным действиям. Политический символ является своего рода шаблоном поведения для его сторонников: поддержка / противостояние власти, массовые митинги, защита национальных интересов, борьба за международное признание и т.д.

В политической символике концентрируются так называемые идеологические задачи, которые воздействуют на подсознание общества.

Это теоретические основы, которые следует запомнить.

Если мы говорим о БЧБ флаге, то необходимо понимать следующее: версия флага до 2020 года и версия 2020 года – это совершенно разные по смыслу символы. В период социально-политического кризиса 2020 года произошёл незаметный для многих ребрендинг БЧБ флага, благодаря которому он обрёл небывалую ранее притягательность. Это работа политтехнологов самого высокого уровня.

Если летом 2019 года БЧБ флаг был символом вялого действия и на улицу нельзя было вывести даже 2 тыс. человек, то летом 2020 года ситуация резко изменилась. Политика – это серьёзная борьба, поэтому власть увидела в данной тенденции реальную угрозу. Дело даже не во флаге и его истории, а в том, к каким действиям он может призывать массы. Иногда столкновение оппозиционных и государственных сил ограничивается мирными протестами и митингами, а иногда речь может идти об эскалации и о начале боевых действий.

В информационном пространстве Беларуси уже не первый месяц поднимается тема о возможном начале гражданской войны, поэтому в данном вопросе власть может действовать решительно и на опережение: официально запрещая оппозиционную символику и предавая ей определённый правовой статус.

По моему мнению, наиболее эффективная мера – это повышение авторитета государственного флага Республики Беларусь, который будет олицетворять единство народа и ассоциироваться у всех наших граждан с чувством гордости, справедливости и успеха. В тот день, когда при виде государственного флага у молодёжи возникнет желание действовать во благо государства и защищать его национальные интересы, БЧБ символика снова станет просто историей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *