Русское единство на европейских этнографических картах

Евроинтеграторский пафос свидомых украинцев и свядомых белорусов обычно сводится к следующей благоглупости: «Мы возвращаемся в Европу, где нас ждут, где нас давно знают и где нас никогда не считали одним народом с москалями». С нашей точки зрения, самомнение украинских и белорусских самостийников абсолютно беспочвенно: появление на западе исторической России созданных большевиками советских республик, позже обретших незалежность, стало для взрослых европейцев большой географической новостью. «Киев и Минск не русские города? Никогда бы не подумали!» Чтобы не быть голословными, проиллюстрируем нашу мысль этнографическими картами, составленными в Европе в XIX – начале XX века, то есть в тот период, когда формировались современные европейские нации.

Немецкая этнографическая карта Европы, 1846 г. Русские (Russen) подразделяются на четыре субэтноса: великорусы (Gross Russen), новгородцы (Nowogroder), малорусы (Klein Russen), белорусы (Weiss Russen). Отметим, что в составе немецкого народа выделено девять субэтнических (диалектных) групп, а в составе французского – аж двадцать две. Определённая этнографическая пестрота – обычное дело для крупных наций Европы.

Французская этнографическая карта Российской империи, 1862 г. В составе русского народа выделены великорусы (R. de la Grande Russie), малорусы (Petits Russiens), белорусы (R. de la Russie Blanche), сибиряки (R. de la Siberie) и казаки (Kozaks).

Немецкая этнографическая карта Российской империи, 1878 г. К 70-ым годам 19 столетия в европейской науке и официальном российском дискурсе окончательно утвердилась концепция национального триединства велико-, мало- и белорусов, нашедшая отражение на данной карте. Gross-Russen + Klein-Russen + Weiss-Russen = Russen

Британская карта этнических групп в Европе, 1896 г. Англичане так же, как немцы, признавали официальное русское триединство, а потому на карте мы видим Great Russians, Little Russians and White Russians. В массе малорусов выделены русины (Ruthenes), под которыми понимались жители Галиции и Закарпатья, являвшихся на момент составления карты частью Австро-Венгрии.

Венгерская этнографическая карта Европы, 1897 г. Венгры тоже не считали украинцев и белорусов отдельными народами. Великорусы (Nagy-Oroszok), малорусы (Kis-Oroszok) и белорусы (Feher-Oroszok) названы общим именем – русские (Oroszok).

Немецкая карта народов Центральной и Юго-Восточной Европы, 1905 г. После Первой мировой войны немецкий генерал Гофман в одном из интервью сказал: «Украина – это дело моих рук». Однако за 9 лет до войны никакой Украины и никаких украинцев немцы ещё не знали: на их месте, согласно карте 1905 года, проживали малорусы (Klein-Russen) с русинами (Ruthenen), а западнее – белорусы (Weiß-Russen). Все вместе они именовались русскими (Russen).

Британская карта «Europe – racial and linguistic», 1920 г. Здесь у русских не выделены даже субэтнические группы. На территории Великой, Малой и Белой Руси проживают исключительно Russians. А это, на секундочку, 1920 год, большевики уже преступили к расчленению триединого русского народа.

Этнографическая карта славянства чешского этнографа Любора Нидерле, 1924 г. В 1925 году, в разгар большевистской дерусификации Западной России, уважаемый чешский профессор писал: «Очень многое общее связывает друг с другом части народа русского, и совершает грех и перед собою, и перед славянством тот, кто насильственно разбивает созданное веками, вместо того чтобы совместными усилиями создать один, из свободных частей состоящий, народ русский и одну государственность». На составленной Недерле карте славянства великорусы (Velkorusové), малорусы (Malorusové) и белорусы (Bělorusové) – это русские (Rusove).

Пожалуй, единственной европейской нацией, последовательно не признававшей жителей Западного края России русскими, были поляки, которые имели свои виды на западнорусские территории, принадлежавшие в XVI-XVIII веках Речи Посполитой. Польских карт, фиксирующих русское триединство, мы не найдём. Что касается остальных европейцев, которые не были кровно заинтересованы в отторжении от русского народа его западных субэтносов, то они вплоть до трагических событий Первой мировой войны и последующей легитимации большевистских экспериментов в сфере нациестроительства не видели на Западной Руси никаких самостийных украинцев и белорусов-литвинов. Полагаем, об этом нужно помнить алчущим евроинтеграции гражданам незалежных республик.

Георгий Пытько

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *