Всеслав Зинькевич: Что значило для белорусов воссоединение с Россией?

26 октября сопредседатель Гражданской инициативы СОЮЗ и лидер партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин направил Президенту Беларуси Александру Лукашенко обращение, в котором поздравил главу белорусского государства с вступлением в должность и предложил провести в Минске до конца года Международную научно-практическую конференцию, посвящённую юбилею воссоединения белорусского народа с Россией. «2020 год знаменателен тем, что исполняется 225 лет окончательного освобождения белорусского народа от ига Речи Посполитой и воссоединения всех трёх ветвей русской нации в рамках российского государства», – говорится в обращении.

На наш взгляд, это прекрасная инициатива, которая должна быть реализована. Однако очевидно, что сопротивление ей со стороны националистических сил в Беларуси будет немалое.

В местечковой националистической историографии ещё в начале XX века возвращение белорусских земель в лоно русской государственности интерпретировалось как смена одного чуждого белорусам политического режима другим, ничуть не лучшим. Всеволод Игнатовский в «Кратком очерке истории Беларуси» писал: «После трёх разделов Речи Посполитой вся этнографическая Беларусь вошла в состав царской России. Из государства уже развалившегося она попала в государство, которое также постепенно разваливалось. Россия болела той же самою панско-шляхетской болезнью, от которой умерла Речь Посполитая. Доля трудовых масс Беларуси не улучшилась от политической перемены».

В конце XX – начале XXI века белорусские самостийники стали считать Речь Посполитую «своим» государством, а потому воссоединение Белой Руси с остальной Россией теперь рассматривается ими как величайшая трагедия, нарушившая благополучную жизнь белорусов.

В действительности после первого раздела Речи Посполитой в Восточной Белоруссии была проведена всеобщая перепись населения и хозяйственный учёт, которые показали нестерпимо бедственное положение белорусского крестьянства даже по крепостническим российским меркам. В этой связи правительство Российской империи приняло решение на два года освободить население от государственных податей, а в последующие десять лет взимать их в половинном размере. После дальнейших разделов эти меры были распространены на остальные белорусские земли.

Крестьяне конфискованных у польских панов имений были переведены на положение государственных. Впоследствии значительная их часть была роздана Екатериной II и Павлом I своим приближённым, однако, несмотря на это, социальное угнетение крестьян указанных имений существенно смягчилось. Ранее в имениях польских магнатов можно было видеть виселицы, не остававшиеся без применения. 28 января 1787 года князь Потёмкин в инструкции управляющим своих поместий в Белоруссии отдал специальное распоряжение уничтожить виселицы и торжественно объявить в церкви, что больше их никогда не будет.

О том, как сами белорусы восприняли воссоединение их края с единоплеменной Великороссией, красноречиво говорят воспоминания известного белорусского историка XIX века Михаила Осиповича Кояловича: «После третьего раздела Польши мой отец, тогда уже сорока трёх лет, очутился за границей России, в прусском государстве. Его мать, а моя бабка, возмутилась, что семья оказалась не только в Польше, но и под властью немцев и, несмотря на запрещение переселяться в Россию лицам мужского пола, ночью, в сундуке с просверленными дырками, контрабандным путём перевезла моего отца через Неман и торжественно выпустила на русскую землю».

На памятной медали, торжественно вручавшейся по случаю разделов Речи Посполитой, был изображён российский орёл, соединяющий две части карты с западнорусскими территориями, а над ним было написано: «Отторженная возвратихъ».

В ходе губернской реформы в России к 1802 году на территории Белоруссии было образовано 5 губерний: Могилёвская, Витебская, Минская, Гродненская и Виленская. До 1802 года Могилёвская и Витебская губернии составляли Белорусскую губернию – первое в истории административно-территориальное образование, название которого производно от термина «Белая Русь». Впоследствии Могилёвская, Витебская, Минская, Гродненская, Виленская, а также Ковенская губернии образовали Северо-Западный край Российской империи.

В националистическом сообществе Белоруссии популярен миф о том, что русские императоры будто бы запретили название «Белоруссия» и переименовали данный регион в «Северо-Западный край». Время совершения сего «злодеяния» варьируется в интервале от 1840 до 1865 года (с точной датой мифотворцы так и не определились). Фантазии «свядомых» интеллектуалов связаны со следующими обстоятельствами. 18 июля 1840 года император Николай I написал на одном из докладов, где упоминались «белорусские и литовские губернии», чтобы впредь оные именовались отдельно: Витебская, Гродненская, Виленская и т.д. Самостийная историография раздула из этого непримечательного факта «запрет на использование названия «Белоруссия»», в то время как император всего лишь хотел упорядочить административно-территориальное деление империи, которое традиционно строилось не по этническому, а по территориальному признаку. Никакого запрета на использование термина «Белоруссия», разумеется, не было. Скажем, в 1855 году не где-нибудь, а в типографии III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии Михаил Без-Корнилович издал книгу «Исторические сведения о примечательнейших местах в Белоруссии с присовокуплением и других сведений к ней относящихся». Что касается названия «Северо-Западный край», то оно имело сугубо административный, бюрократический характер и обозначало полиэтничные губернии, где проживали преимущественно белорусы, литовцы, евреи и поляки. К слову, сегодня в Российской Федерации существует Северо-Западный федеральный округ, куда входят Санкт-Петербург, Калининградская область, Республика Карелия и другие субъекты РФ, при этом петербуржцам, калининградцам и карелам не приходит в голову протестовать против этого.

Включение экономики Белоруссии в общерусскую хозяйственную систему стимулировало прирост сельскохозяйственного и промышленного производства. Необъятный российский рынок, ликвидация таможенных барьеров и облегчение доступа к морским портам резко повысили товарность сельского хозяйства Белоруссии. Помещики интенсивно расширяли запашку, проводили мелиорацию неудобных земель. Именно в период нахождения в составе Российской империи в Белоруссии резко выросло производство картофеля – знаковой для белорусов культуры.

Если во времена Речи Посполитой промышленные мануфактуры создавались преимущественно на западе Белоруссии и почти отсутствовали на востоке, то после воссоединения с Россией они стали появляться повсеместно. В Могилёвской губернии все крупные мануфактуры были основаны после воссоединения.

Кричевское имение князя Григория Потёмкина стало базой Черноморского флота России. В Кричеве была построена судостроительная верфь, производившая корпуса морских судов, которые затем сплавлялись по Сожу и Днепру в черноморские порты, где окончательно оснащались. В Кричеве находились также крупные парусные и канатные мануфактуры, железоделательные, стекольные и кожевенные предприятия, в больших масштабах заготавливались лес, смола и поташ. Этот комплекс предприятий обеспечивал полностью весь цикл сооружения парусных судов.

Уроженцами Белоруссии в значительной степени был укомплектован личный состав Черноморского флота, они составляли немалую часть населения новороссийских портов – Херсона, Николаева, Одессы и других. Люди, добровольно переселявшиеся в черноморские гавани, освобождались от крепостной зависимости.

Выходцем из Белоруссии был знаменитый морской офицер Александр Иванович Казарский. Во время Русско-турецкой войны 1828–1829 годов находящийся под командованием Казарского 18-пушечный бриг «Меркурий» совершил один из самых выдающихся подвигов в истории морских сражений. 14 мая 1829 года его настигли два турецких корабля – «Селимие» и «Реал-бей», имевшие в сумме десятикратное превосходство по количеству орудий. Приняв неравный бой, экипаж «Меркурия» одержал блестящую победу – нанёс противнику повреждения, вынудившие его выйти из боя. Турецкий штурман с «Реал-бея» позже вспоминал: «В продолжение сражения [пленный] командир русского фрегата говорил мне, что капитан сего брига никогда не сдастся, и если он потеряет всю надежду, то тогда взорвёт бриг свой на воздух. Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг – «Меркурий»».

В 1839 году на Мичманском бульваре Севастополя был открыт памятник героическому экипажу «Меркурия». На его постамент нанесена лаконичная надпись: «Казарскому. Потомству в пример»

За свой подвиг Александр Иванович был произведён в капитаны 2-го ранга, награждён орденом Святого Георгия IV класса и назначен флигель-адъютантом.

Пример Казарского показывает, что, во-первых, талантливые уроженцы Белоруссии в Российской империи имели возможность реализовать свой потенциал и сделать блестящую карьеру, а во-вторых, и это главное, белорусы воспринимали Россию как своё Отечество, за которое нужно сражаться, не щадя жизни.

Так что годовщина третьего раздела Речи Посполитой – это праздник для всех патриотически настроенных граждан Беларуси.

Всеслав Зинькевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *