Почему белорусские СМИ так волнует закон о противодействии героизации нацизма?

Пожалуй, нет другого такого законопроекта, который столь волновал бы в последнее время белорусские СМИ. Любой чих по этому поводу тут же подхватывается и тиражируется. За продвижением работы над этим законом белорусские журналисты следят с такой тревогой, какую не вызывали в свое время ни «противодействие наркотикам», ни «торговля людьми».

«Противодействие героизации», между тем, «висит» в белорусском парламенте уже очень долго. Одна из его версий была принята во втором чтении еще 13 июня 2019 года. И уже тогда, за год до начала беспорядков, белорусские СМИ открыто называли законопроект «одиозным» и «скандальным».

Возникает вопрос – а что ж так волнует белорусскую общественность борьба с наследием нацизма?.. Причем волнует в отрицательном смысле этого слова. Потому что если бы СМИ тоже боролись с проклятым наследием, то тон их публикаций был бы совершенно иным: молодцы депутаты! Побыстрей принимайте закон! Для Беларуси, где от рук нацистов пал каждый третий, такой закон – необходимость!.. Но нет, пишут СМИ нечто совершенно иное: мол, закон – одиозный и скандальный. Т.е., по этой логике, запрещать наследие нацизма не надо?..

По логике белорусских СМИ – нет, надо, за одним-единственным исключением. И это исключение называется бело-красно-белый флаг.

Между тем, если судить по тексту законопроекта 2019 г., для поклонников БЧБ ситуация вовсе не такая уж однозначная. Заглянем в соответствующие пункты законопроекта:

«Нацистская символика и атрибутика — флаги, гимны и иные музыкальные произведения, атрибуты униформы, свастики, эмблемы, символы, вымпелы, значки и другие отличительные знаки или их копии, использовавшиеся Национал-социалистской рабочей партией Германии, Национальной фашистской партией Италии и другими государственными, военными и иными структурами, признанными преступными либо виновными в совершении преступлений Международным военным трибуналом либо основанными на нем приговорами национальных, военных или оккупационных трибуналов, либо использовавшиеся организациями, сотрудничавшими с такими структурами на оккупированной территории СССР в годы Второй мировой войны, а равно изображения лиц, признанных виновными этими трибуналами.

Реабилитация нацизма — прославление или оправдание лиц, признанных виновными, и (или) организаций, признанных преступными приговором Международного военного трибунала либо приговорами национальных, военных или оккупационных трибуналов, основанных на приговоре Международного военного трибунала, а равно сотрудничавших с ними на оккупированной территории СССР в годы Второй мировой войны организаций, а также лиц, создавших, руководивших либо участвовавших в деятельности таких организаций в любой иной форме».

В чем загвоздка? В том, что решения Нюрнбергского трибунала были половинчатыми и с нынешней точки зрения во многом необъяснимыми. Нам сейчас представляется, что все поголовно организации, использовавшие свастику, были после войны признаны преступными. А это далеко не так. На самом деле таковыми признали только СС, СД, гестапо и руководящий состав нацистской партии НСДАП. А вот, к примеру, вермахт или штурмовые отряды СА преступными признаны не были. И формально не являются таковыми и сейчас!

Получается более чем странный расклад: изображение Генриха Гиммлера – под запретом, и его воинство СС – тоже. А лидер СА Эрнст Рём и его подчиненные – не преступники. Хотя и те, и другие носили одинаковую свастику, и кто был более верен Гитлеру – большой вопрос. И какой-нибудь генерал вермахта или адмирал кригсмарине – не преступники. Соответственно, те коллаборационисты, которые сотрудничали с организациями, не признанными преступными, как бы тоже формально и не преступники.

Тем не менее при более пристальном рассмотрении текст законопроекта 2019 г. все-таки содержит запрет на использование в Беларуси бело-красно-белого флага — хотя и очень глубоко запрятанный в текст. Вот эти слова:

«Флаги <…> использовавшиеся организациями, сотрудничавшими с такими структурами на оккупированной территории СССР в годы Второй мировой войны». Поскольку бело-красно-белый флаг в 1942-44 годах использовался целым рядом белорусских организаций, сотрудничавших со структурами, признанными преступными либо виновными в совершении преступлений Международным военным трибуналом либо основанными на нем приговорами национальных, военных или оккупационных трибуналов, — он подпадает под запрет. В переводе на простой язык: БЧБ использовался в Союзе белорусской молодежи, а Союз белорусской молодежи плотно сотрудничал с преступной организацией СС. И этого вполне достаточно.

Также весьма важен пункт о реабилитации нацизма: «Прославление или оправдание лиц <…> сотрудничавших с ними организациями, признанными преступными приговором Международного военного трибунала на оккупированной территории СССР в годы Второй мировой войны организаций, а также лиц, создавших, руководивших либо участвовавших в деятельности таких организаций в любой иной форме». Под этот пункт подпадают, к примеру, автор стихотворения (которое в последнее время почему-то сплошь и рядом именуют гимном) «Магутны Божа» Наталья Арсеньева, ее муж Франц Кушель, да и все остальные функционеры оккупационных структур. Ведь все они в той или иной форме взаимодействовали с СС.

Есть и еще один интересный аспект, который то ли намеренно не выносится в медиапространство, то ли просто прочно забыт. Это тот факт, что в 1933-43 годах бело-красно-белый флаг был символом Белорусской национал-социалистической партии, возглавлявшейся Фабианом Акинчицем. Т.е. еще до войны БЧБ вполне официально использовался белорусскими нацистами.

Нет сомнения, что версия закона о противодействии героизации нацизма-2020 была значительно переработана по сравнению с версией 2019 года. Как нет сомнения и в том, что официальный запрет на использование бело-красно-белого флага в Беларуси может стать очередным триггером массовых волнений и истерики в СМИ, начало которой мы можем наблюдать уже сегодня.

Сергей Синица

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *