Разрыв шаблона: что ожидает Беларусь после встречи Лукашенко с Бабарико

День 10 октября 2020 г. вошел в историю белорусской политики. Но совсем не только потому, что в этот день Александр Лукашенко приехал в СИЗО КГБ и встретился со своими политическими противниками – как «спокойными» (Виктор Бабарико и Ко), так и «дикими» (Сергея Тихановского в сюжете о встрече намеренно «не светили», но о том, что он присутствовал, сообщил адвокат В.Шклярова). А в том числе и потому, что это была вообще первая встреча политика Александра Лукашенко с его оппонентами. До этого дня президент Беларуси поступал с ними как угодно – мешал их с грязью, высмеивал, передразнивал, снисходительно комментировал, — но только не садился с ними за стол переговоров, тем более в таком экзотическом месте, как тюрьма КГБ.

Сведений об этих переговорах по-прежнему мало, хотя вышедший по их следам на свободу Юрий Воскресенский пролил существенный свет на их содержание: «По итогу встречи с Президентом мне поручено приступить к подготовке альтернативных предложений по изменению Конституции, также предложено подготовить свои мысли по поводу дальнейших шагов со стороны власти по освобождению ряда лиц, которые не так общественно опасны для нашей страны, как казались на первом этапе». После этих откровений Воскресенского на телеканале Беларусь-1 стало окончательно ясно, что мы имеем дело с сенсацией, а именно – Беларусь уже во второй раз за 2020 год (после 9 августа) проснулась в другой политической реальности. Вчерашние враги Лукашенко были не только приглашены им к столу, более того – им была поручена важнейшая политическая реформа за всю историю республики.

Конечно, можно возразить, что процесс по изменению конституции был запущен раньше, Палата Представителей по этому поводу собралась еще 2 октября, а предложения «из народа» уже поступают. Однако тот факт, что «гора пошла к Магомету», вызывает многочисленные вопросы. Отчего-то Лукашенко решил поговорить не с лояльными к нему легальными политиками, не с умеренными оппонентами, а с теми, кто еще летом предрекал ему судьбу Чаушеску и называл тараканом. Более того, этих людей явно намерены вновь вернуть на сцену. Зачем же?..

Наиболее популярная версия, понятно, представляет Бабарико марионеткой Кремля. Мол, именно поэтому он с самого начала вел себя так уверенно, кроме того, он, в принципе, приемлем для всех «новых» белорусов, за вычетом самых агрессивных националистов. И никогда бы к нему Лукашенко не пошел, если бы ни колоссальное внешнее давление – это вообще не в его стиле. Теперь Лукашенко «отмоет» его, введет в легальное поле, «даст» партию, а то и портфель премьера, сам оставшись при этом президентом. И – смотрите, обещанные реформы прошли, вот вам и премьер новый, вы ж так хотели перемен. И волки сыты, и овцы целы. А снова посадить в случае чего всегда можно.

Однако гораздо вероятнее, что поход в СИЗО был предпринят президентом без оглядки на кого бы то ни было сверху. Просто это наиболее простой и эффектный способ раскола ныне довольно сплоченных противников действующей власти.

Да, сейчас, по прошествии времени, понятно, что никаких особых ресурсов у Тихановской и Ко нет. Все, что они могут – это ездить по евростолицам и, образно говоря, убеждать мировое сообщество бомбить Белград посильнее, чтобы скорее избавиться от Милошевича. Однако успехи на этом поприще были достигнуты очень значительные: Беларусь фактически оказалась отрезана от ЕС, дипломатический скандал – самый крупный с 1998-го. Кроме того, после 9 августа вышла на поверхность самая значительная проблема белорусской власти вообще – ее восприятие собственным народом. Если раньше большое число людей просто не обращало внимания на власть Лукашенко, существуя в своей реальности и не пересекаясь с государством, то после 9 августа эти люди заявили о своей позиции весьма громко.

И продолжают заявлять. Можно сколько угодно рассуждать о том, что протесты сдуваются – но они есть. И каждое воскресенье на улицы Минска выходит столько людей, сколько до 9 августа никому и мечтать не моглось. Понятно, что протест показал отсутствие лидеров и целей, но сам по себе он тоже значительный фактор в жизни страны.

Обуздать этот фактор и будет призван Виктор Бабарико, вернее, вся его кампания. Скорее всего, его действительно вскоре освободят из СИЗО, после чего «запустят» в легальную политику – вероятно, в качестве главы партии либо лидера нового парламента. Понятно, что какую-то часть людей это оттолкнет, однако какую-то, безусловно, и привлечет. Тем самым будут убиты сразу несколько зайцев: Западу будет предъявлен такой козырь, как освобождение политзаключенных и диалог с ними; Москва получит обещанную глобальную реформу, да еще и с вменяемым альтернативным лидером во главе; «средним» протестующим (а также конкретно электорату Бабарико) будет брошена жирная кость; будет погребена мечта о «единой новой оппозиции», т.к. Бабарико, естественно, станет нерукопожатным в глазах сторонников Тихановской и Латушко. В дальнейшем (2021-22 годы?), скорее всего, именно Бабарико предстоит стать «новым лицом» модернизированной Беларуси, которое будет призвано восстановить напрочь разрушенный имидж синеокой. Лукашенко же, в его представлении, останется этаким Назарбаевым, который сверху взирает на деятельность своих протеже и, если надо, корректирует их.

Что же касается Тихановской и Ко, то будут приложены все усилия для того, чтобы маргинализировать их и превратить в очередное эмигрантское правительство, коих в истории Беларуси уже хватало. Тех же непримиримых, кто продолжит выходить на воскресные акции/бастовать/писать в мессенджерах о насилии будут избивать/увольнять/штрафовать до тех пор, пока последний человек в Беларуси не поймет – власть уходить не намерена и на все попытки как-то ее шатнуть будет отвечать дубинками.

Согласится ли Бабарико на такой план, неизвестно. Но скорее всего, согласится. Сидеть в тюрьме всегда неприятно, тем более человеку с амбициями. Не использовать шанс, если его предлагают, — глупо. В дальнейшем можно, получив в руки реальные рычаги, и переиграть ситуацию. Или представить себя мучеником, пожертвовавшим добрым именем и пошедшим на сделку с режимом ради будущей Беларуси.

Как у всего на свете, у потенциального вывода Бабарико в легальное поле есть плюсы и минусы. Плюсы – в том, что в Беларуси впервые начиная с 1994 года появится реальная политика. В том, что новая политическая конструкция, скорее всего, обнулит уличную смуту, сделает ее неактуальной. В том, будет погребена мечта о власти наиболее радикальных оппозиционных элементов. В том, что мир, скорее всего, в очередной раз купится на громкие слова и широкие жесты и станет воспринимать в качестве переговорного лидера именно Бабарико, а не Тихановскую-Латушко-Цепкало.

Однако минусов у этой конструкции не меньше. А именно:

— абсолютно неясно, как белорусское государство предполагает строить диалог с очень значительной частью общества, которое с 9 августа в принципе отвергает Лукашенко и все, что с ним связано;

— учитывая откровенные заявления, делавшиеся Бабарико в ходе электоральной кампании 9 мая – 18 июня, не стоит питать иллюзий по поводу симпатий этого политика. Даже внешне смирившись с Лукашенко или войдя с ним во временный блок, Бабарико так или иначе будет работать на отрыв Беларуси от России, а его роль в большой степени будет сведена к тому, чтобы вновь сделать Беларусь договороспособной стороной для Запада;

— очевидно, что ориентированным на Россию политикам при новой схеме по-прежнему будет уготована роль маргиналов, а перспективы создания в стране мощной пророссийской партии более чем туманны.

Не говоря уж о том, что сама по себе структура легализации Бабарико и его ближайшего окружения в современном белорусском политикуме совершенно неясна, а новость об этом может вызвать новый виток турбулентности, в том числе уличной.

Но так или иначе – день 10 октября действительно разорвал белорусский шаблон буквально в клочки.

Виктор Семашко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *