Людьми зваться: Что именно возмутило белорусов

Наблюдая за августовскими протестами со стороны, зарубежные эксперты часто с недоумением задают вопросы: а что, собственно говоря, их не устраивало? Они что – плохо жили? У них были война, умопомрачительная коррупция, гиперинфляция, очереди за хлебом, региональный раскол? Они что – не понимают своего счастья? Из-за чего сыр-бор?..

Ответы очевидны – никаких внешних причин для протеста нет. Беларусь при Александре Лукашенко не знала не только войн, но даже полноценных гражданских конфликтов. Все якобы будоражившие общество до 9 августа политические повестки, как выяснилось, были надуманными (например, вопрос противостояния белорусского и русского языков – их носители после 9 августа выступили единым фронтом). Белорусский рубль был относительно стабилен, уровень коррупции в стране по сравнению, например, с Украиной смехотворен, разделения общества по регионам не было. Так что же всколыхнуло белорусов?..

Во-первых, смена поколений. Основу протестов августа составляют относительно молодые люди, у которых либо вся жизнь прошла при Лукашенко, либо те, у кого он «украл молодость» — люди, не реализовавшие себя так, как хотели, в 1990-2000-х. Для них Лукашенко всегда будет символом всего плохого, что только есть в Беларуси. Этот демографический аспект протеста необратим, и с ним необходимо считаться.

Во-вторых, живущие в окружении европейских стран белорусы привыкли сравнивать себя с ними, — теми, кто живет лучше, а не хуже их. Да, они в курсе, что Украина после 2004 и особенно после 2014 года перешла к периоду перманентной турбулентности и что по литовской глубинке можно часами ехать, не встречая людей, потому что все они собирают клубнику в Италии. Но такие картинки белорусов не пугают по чисто психологической причине – сами они через это не проходили. А вот положительные стороны – разнообразное кипение украинской политической жизни и литовские зарплаты втрое больше – вызывают зависть и желание, «чтоб было как у них». Естественно, без отрицательных сторон. Если кого-то и съели, так ведь это потому, что там все глупые, а мы же не такие.

В-третьих, отсутствие в стране нормальной политической жизни, которая давала бы выплеск энергии. Не секрет, что белорусская политика во многом декоративна. В стране 15 партий, некоторые (Либерально-демократическая) даже весьма многочисленны, но на политической сцене их не видно от слова «совсем». Парламент никакой роли не играет, а президент, как выяснилось с годами практики, практически несменяемый. Разочарование этим фактом начало накапливаться еще в конце 1990-х, в первый раз пыталось прорваться в 2006-м, второй, гораздо серьезнее, — в 2010-м и вот окончательно прорвалось в 2020-м.

В-четвертых, отсутствие нормальной реакции власти на события 9-11 августа – имеются в виду факты многократного непропорционального применения силы при разгоне начальной стадии протестов. Если бы власть мгновенно признала это и начала бы уголовные процессы против конкретных чинов МВД, которые были к этому причастны, волну недовольства удалось бы если не сбить, то ощутимо погасить. Но пока этого не видно – и в лексиконе белорусов фраза «Не забудем, не простим» заняла устойчивое положение, а слово «Окрестина» уже звучит примерно так же, как и «Хатынь». Залатать эту психологическую травму будет чрезвычайно сложно – если не невозможно в принципе. В итоге страна получила раскол на два лагеря, попытки примирить их выглядят крайне неубедительно. Любой диалог фактически сводится к дилемме «Ты фашист или наш?»

И пятая, самая важная причина. Это отсутствие элементарного уважения власти к людям. Поколение белорусов, с одобрением смотревшее на грубые высказывания Лукашенко в адрес кого попало, умирает или сходит со сцены. А более молодых людей шокирует и отталкивает, когда народ называют народцем, столицу – городишком, уличные протесты – тёрками, а политических конкурентов – овцами и отморозками. Можно утверждать, что точкой невозврата стали многочисленные высказывания Лукашенко по поводу пандемии, сделанные им в марте-мае 2020 г. Если бы президент тогда обратился к народу с прочувствованной речью, назвал людей «братьями и сестрами», высказал соболезнования умершим и заверил страну в том, что «нам тяжело, но мы выстоим» — предвыборной ситуации лета 2020-го не было бы вообще. Да, окончательный удар по репутации Лукашенко нанесли многочисленные факты фальсификации выборов. Но окончательно оттолкнули людей от президента Беларуси именно его хамство, высокомерие и оторванность от народа. И вернуть ту самую любовь, которую он завоевал в стране в середине 1990-х, теперь уже практически нереально.

Таким образом, основными причинами белорусского протеста являются причины психологического характера. Процесс, происходящий в Беларуси, очень похож на развод жены с мужем-тираном. Жена сначала любила мужа, потому что в нем было немало хорошего, но с годами поняла, что любимый человек превратился в хама и насильника. Она хочет уйти от него – но слышит в ответ только угрозы, риторические вопросы вроде «Ты что, хочешь разрушить семью, которую мы так долго строили?..» и обещания в духе «Ты от меня уйдешь только от мертвого».

Кстати, эту аналогию провел и сам Лукашенко, сравнив Беларусь с «любимой, которую не отдают». Ответ написан на плакатах протестующих: «Насильно мил не будешь».

Сергей Азаревич

Телескоп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *