Лев Криштапович: Под знаком воссоединения с Россией

Общерусскую цивилизацию строили все русские: белорусы, великороссы, украинцы. Это строительство было территориальным, экономическим, церковным и культурным. В результате складывалась самобытная и жизнестойкая цивилизация со своими пространственными, временными и духовными параметрами.

В самые тяжелые периоды национально-освободительной войны белорусов и украинцев против польской шляхты Московское государство открывало свои границы, предоставляя место жительства своим общерусским братьям. В течение XVII – XVIII веков переселения белорусов и украинцев к востоку за Днепр носили непрерывный характер. Причем на восток бежали не только из ближайших приднепровских регионов Речи Посполитой, но даже с Волыни и Полесья, поскольку гнет польских панов в западных районах Беларуси и Украины был сильнее, чем на Киевщине и Могилевщине. Польско-литовское правительство всячески препятствовало подобному переселенческому движению, но наши предки снова уходили и нередко с боем пробивали себе дорогу к родной Восточной Руси. По глубокому замечанию Михаила Кояловича, «этому-то направлению, этому голосу народа, объявлявшего, что спасение для него – в восточной России, последовал и Хмельницкий» [1, c. 249].

Белорусы принесли в Восточную Россию новое слово – мещане. В 1679 году за Сретенскими воротами для них была построена Мещанская слобода, и мещане были взяты в ведомство Малороссийского приказа [2, c. 85]. Существует точка зрения, что белорусские мещане во многом определили формирование московского говора с характерным для него аканьем, который лег в основание великорусского литературного языка.

Тесное переплетение между белорусами и великороссами, их совместное участие в строительстве общерусской цивилизации происходило в религиозно-церковной и духовной сферах жизни общества. Общеизвестно, что преподаватель Полоцкой братской школы Симеон Полоцкий одновременно был выдающимся белорусским и великорусским общественно-политическим и церковным деятелем. Переехав в 1664 году из Полоцка в Москву, Симеон Полоцкий становится одним из виднейших сподвижников царя Алексея Михайловича. Белорусский просветитель был не только воспитателем детей Алексея Михайловича, но и активным разработчиком создания Славяно-греко-латинской Академии в Москве по образцу Киевской Академии. Симеон Полоцкий стоит у истоков формирования русской поэзии и русского театрального искусства. Большую помощь Симеон Полоцкий оказал Алексею Михайловичу на церковном поприще. Он поддержал русского царя в его религиозно-политической борьбе с Патриархом Никоном. На Московском соборе 1666 года была рассмотрена и издана книга Симеона Полоцкого «Жезл правления», направленная против раскольников. В то же время раскольники оказали влияние на белорусскую церковную жизнь. Именно среди белорусов сторонники протопопа Аввакума получили широкое распространение, подтверждая тем самым факт существования тесных древних устоев общерусской жизни наших народов.

Интенсивный культурный обмен в рамках общерусской цивилизации происходил между Великой Россией и Малой Россией. Достаточно указать, что Киевская Академия вплоть до конца ХVIII века поставляла в Восточную Россию высших церковных иерархов и богословов.

В общем, не подлежит никакому сомнению самое деятельное участие всех представителей общерусской народности в созидании своего общерусского Отечества. Иногда даже затруднительно определить, кто больше положил сил на общерусский алтарь: полочанин Скорина или москвич Иван Федоров, подолянин Мелетий Смотрицкий или холмогорец Михаил Ломоносов, киевлянин Феофан Прокопович или псковитянин Василий Татищев, белорус Михаил Коялович или великоросс Сергей Соловьев? Видимо, в истории нельзя сказать, кто больше, а правильнее – кто дольше. А это уж зависело не от умственных и психических способностей, а от физических возможностей каждого из них. Кроме того, не будем забывать, что главную роль в строительстве общерусской цивилизации играли не отдельные выдающиеся личности, а сами наши братские народы.

В процессе дальнейшего исторического развития Беларуси происходит разделение первоначально древнего русского народа, как именовали себя белорусы и украинцы в ХVI – XVII веках, на два родственных народа. Более или менее фиксированным этапом в этом процессе складывания собственно белорусского народа, не растворявшегося уже в едином древнем русском народе, можно считать вторую половину ХVIII века. В этом плане симптоматично высказывание белорусского епископа Георгия Конисского (выходца из православной украинской шляхты) на коронации Екатерины II, где бывший ректор Киевской Академии прямо говорит о православном белорусском народе, ожидающем избавления от польского ига. Примечательно, что на коронации Георгий Конисский приветствовал Екатерину II как государыню не только от своего имени, но и от земель Беларуси [1, c. 281]. К этому времени относится завершающий этап формирования и великорусской народности. «Грамматика русского языка» Михаила Ломоносова вбирает в себя все лучшее от общерусской грамматики Мелетия Смотрицкого.

Начинается интенсивное взаимодействие трех братских народов – великорусского, белорусского, украинского, составляющих единую общерусскую цивилизацию, разделенную пока политическими границами.

Весь ХVIII век до окончательного раздела Речи Посполитой в 1795 году характеризуется ожесточенной борьбой белорусов и украинцев против польских панов и католическо-униатских священнослужителей и миссионеров. Эта борьба с обеих сторон принимала такие чудовищные формы, что порою воскрешала самые мрачные страницы из истории религиозных войн. Крупное восстание белорусских крестьян против польских феодалов было в 1740 – 1744 годах в Кричевском старостве, принадлежавшем князю Иерониму Радзивиллу. Последний обложил непомерными повинностями не только крестьян, но даже православное сельское духовенство. Восстание продолжалось четыре года. С помощью королевских войск князю Радзивиллу удалось расправиться с восставшими. «Многих мужиков, поймав, за ребра на кручье, других по деревьям перевешено», – отмечал современник [3, c. 87-88].

Крупнейшим национально-освободительным движением на Украине было знаменитое Уманское восстание в 1768 году под руководством Ивана Гонты и Максима Железняка. Оно распространилось с необыкновенной быстротой и подходило к границам Волыни и Беларуси. Только помощь царских войск спасла поляков от всеобщего пожара истребительной войны белорусов и украинцев против шляхты и католическо-униатской церкви. Символично, но восставший народ совместно с казаками шел на Умань – владение польского магната Потоцкого – под русским военным знаменем. Польские историки, замалчивая причины национально-освободительных восстаний в Беларуси и на Украине, обычно объясняли их «дикостью», «грубостью», «невежеством», «гультяйством» белорусов и украинцев, «поддержкой царизма», «агитацией православного духовенства» [3, c. 86].

Несмотря на жестокое подавление крестьянских восстаний в Беларуси и на Украине, было очевидно, что процесс воссоединения белорусов и украинцев с русским народом остановить нельзя. Хотя официальные российские представители в Польше (например, русский посол в Варшаве князь Репнин – друг польской знати) весьма недружелюбно относились к защитникам белорусского и украинского крестьянства в Польше, в частности, – к белорусскому епископу Георгию Конисскому, однако остановить стремление белорусов к воссоединению с Россией уже было невозможно.

Поэтому с исторической точки зрения присоединение Беларуси к России в конце XVIII века, несмотря на крепостническую политику царизма, следует считать прогрессивным событием, устранившим угрозу денационализации, то есть ликвидации белорусского народа.

Выдающиеся историки и философы однозначно оценивали государственное устройство Речи Посполитой как исторический анахронизм, как самую примитивную общественную форму. Ни для кого не составляло тайны, что узкоэгоистические интересы польско-литовского магнатства ведут к гибели само государство. Видный польский мыслитель и гуманист XVI века Анджей Моджевский писал: «Не нужно предсказаний астрологов, чтобы увидеть, что спесь и крайний произвол приведут это королевство ни к чему иному, как только к гибели» [4, c. 123]. Крупнейший просветитель и подвижник славянского единства во время царствования Алексея Михайловича хорват Юрий Крижанич, прекрасно знакомый с устройствами различных государств, отмечал, что «Польское государство находится в состоянии величайшего упадка» [5, c. 30]. И даже современные литовские историки признают, что «шляхетская демократия… к концу XVIII века выродилась в полную анархию» [6, c. 20].

Белорусский историк Михаил Коялович в своей «Истории воссоединения западных униатов старых времен» (1873) аргументированно обосновал положительное значение раздела Речи Посполитой для белорусского народа.

Разделы Речи Посполитой в конце XVIII века подвели черту под целым периодом истории Беларуси и Украины, когда последние наконец-то освободились от неестественной государственной связи с Польшей. Екатерина II имела полное право в знак этого исторического события выбить медаль с надписью «Отторгнутое возвратих». Историческая правда состоит в том, что Россия объективно играла прогрессивную роль в деле освобождения Беларуси и Украины от польского гнета. Известный белорусский историк Петр Петриков заключает: «В конце XVIII в. белорусский народ воссоединился с русским народом в едином Российском государстве. Присоединение земель Беларуси к Российской империи, включение белорусского этноса в родственный великорусский историко-культурный организм открыли новую страницу нашей истории. Закончилась борьба белорусов за выживание в условиях ВКЛ и Речи Посполитой. Начался трудный процесс возрождения исторической памяти и самосознания белорусского народа, развития его духовности и культуры, национально-государственного самоопределения» [7, c. 20]. Абсолютная истина.

Лев Криштапович, доктор философских наук

 

Телескоп

Литература

1.Коялович, М. Чтения по истории Западной России. – СПб., 1884.

2.Соловьев, С.М. История России с древнейших времен. – М., 1962. – Кн. 7.

3.Пичета, В. Основные моменты исторического развития Западной Украины и Западной Белоруссии. – М., 1940.

4.Польские мыслители эпохи Возрождения. — М., 1960.

5.Пичета, В. Роль русского народа в исторических судьбах славянских народов. — М., 1946.

6.Pirmasis Lietuvos Statutas ir epocha. – Vilnius, 2005.

7.Петриков, П.Т. О концепции и методологии исторических исследований в Республике Беларусь / Гicторыя Беларусi: палемiчныя матэрыялы. – Мiнск, 2015.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *