Лев Криштапович: 3 июля – священная дата

3 июля занимает особое место в историческом календаре Белоруссии. Это ее главный праздник – День Республики, но это же и день освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков – день Свободы, день Независимости. Таким образом, сама история белорусского народа неразрывно связала освобождение территории страны от немецко-фашистских оккупантов с Днем Республики. 3 июля имеет поистине судьбоносное значение в деле консолидации белорусского общества, национального согласия и социального прогресса.

Великий день, священный час, незабываемое время, когда каждый из нас сливается с величием Победы, возносится над миром на крыльях славы своего народа, своей матери-родины. Наш ум не в состоянии охватить вселенского масштаба этого события. Мысли проносятся вихрем, сердце бьется в счастливом ритме, душа наполняется гордостью.

Против СССР выступили не только Германия и ее сателлиты. Немецкая военная машина опиралась на экономику и военные ресурсы практически всей Европы. «Только во Франции немцы захватили почти 5 тыс. танков и бронетранспортеров, 3 тыс. самолетов, а французским автотранспортом оснастили 92 дивизии» [1, c. 5]. Гитлеровцы были вполне уверены в быстром разгроме Красной Армии и завершении войны в короткие сроки. «В настоящее время, — писал генерал Г.Блюментрит в докладе, подготовленном к совещанию высшего руководства сухопутных войск 9 мая 1941 года, – мы располагаем большим численным превосходством… Наши войска превосходят русских по боевому опыту… Нам предстоят упорные бои в течение 8-14 дней, а затем успех не заставит себя ждать и мы победим»[2, c. 224].

«Молниеносная» война против СССР по расчетам гитлеровских генералов должна была закончиться через 8-10 недель, и во всяком случае до наступления зимы. Гитлер указывал, что война должна вестись на уничтожение нашей страны.

На оккупированной территории Белоруссии столкнулись две непримиримые силы: с одной стороны – немецко-фашистские оккупанты и их пособники, а с другой – белорусские партизаны и белорусский народ, боровшиеся за свободу и независимость своей Родины. Да, фашисты разграбили и уничтожили половину национального богатства республики, однако они не смогли духовно покорить наших людей, навязать им свою человеконенавистническую идеологию.

Невиданной жестокости, вандализму агрессора белорусы противопоставили гуманизм, величие духа, беспримерное мужество и массовый героизм. Враги не могли предвидеть, что главным препятствием, о которое разобьется их фашистская армада в своем натиске на Восток, будет дух нашего народа, его вера в неизбежный разгром агрессора. А с неизбежностью, как говорили древние греки, и боги не спорят.

В этой священной борьбе советского народа против фашизма героически сражались и белорусские милиционеры. Белорусская милиция вела решительную борьбу с дезертирами, мародерами, паникерами, очищала города от преступных элементов, выявляла вражеских агентов и провокаторов, поддерживала организованную эвакуацию населения, промышленных предприятий в глубь страны. В первые дни войны белорусская милиция уничтожала фашистских парашютистов, десантные группы гитлеровцев. Неувядаемой славой покрыла себя белорусская милиция при обороне Могилева. Батальон милиционеров во главе с капитаном Константином Григорьевичем Владимировым 6 дней (с 12 по 18 июля) стоял насмерть, отражая атаки гитлеровцев, штурмовавших Могилев. Из 250 милиционеров в живых осталось 19 бойцов и то тяжело раненных. Капитан Константин Григорьевич Владимиров за верность Родине награжден орденом Ленина посмертно.

В истории освободительных войн не было такого массового партизанского движения, какое развернулось в Белоруссии против немецких захватчиков. Историческое значение партизанского движения в Белоруссии еще до сих пор не получило адекватной оценки. Тем более, что так  называемая «белорусизаторская» интеллигенция продолжает коллаборационистскую пропагандистскую кампанию по реабилитации преступлений немецких оккупантов, фашистских прислужников и дискредитации партизанского движения в Белоруссии, стараясь тем самым исказить справедливый, освободительный, демократический характер  Великой Отечественной войны, поставить на одну доску фашистского насильника-поработителя и советского воина-освободителя.

Партизанское движение на территории Белоруссии зародилось в самой гуще народа. Белорусский народ оказывал партизанам всяческую помощь и поддержку, обеспечил успех их борьбы. 400 тысяч белорусских партизан и 70 тысяч подпольщиков в тяжелейших условиях фашистской оккупации находились во главе всенародной борьбы с захватчиками. За три года всенародной партизанской войны было уничтожено 11128 эшелонов, 1323 километра железнодорожных путей, 500 тысяч солдат и офицеров фашистской армии.

Навсегда золотыми буквами в нашу историю вписаны имена Константина Заслонова, Тихона Бумажкова, Миная Шмырева, Василия Коржа, Кирилла Орловского, Марии Осиповой, Елены Мазаник, Зинаиды Портновой, Веры Хоружей, Николая Кедышко, Ивана Кабушкина, Марата Казея, Нади Богдановой и многих других.

Всенародный характер и массовость партизанского движения дали основание именовать Белоруссию партизанской республикой.

Чтобы исказить и преуменьшить всенародный характер борьбы белорусского народа против фашистов, фальсификаторы разных мастей заявляют, что нельзя говорить о всенародном размахе белорусского сопротивления, поскольку, дескать, многие белорусы пошли на службу к оккупантам. Фальсификаторы стараются даже подсчитать количество белорусов-коллаборационистов и насчитывают их несколько десятков тысяч. Но подобные подсчеты – это софистика, которая нисколько не может опровергнуть всенародного характера белорусского сопротивления. Дело не в количестве этих изменников, а в их реальной состоятельности. И сколько бы их ни было, они не могут быть сравнимы с теми, кто боролся против оккупантов. Дело в том, что коллаборационисты спасали только свои жизни, а сами они не верили ни в свои силы, ни в справедливость своего прислужничества врагу. А поэтому с точки зрения философско-нравственной, исторической, социально-политической, человеческой это были, как совершенно правильно говорили в то время, отщепенцы, нелюди, которые были бессильны изменить всенародный характер борьбы белорусского народа против немецко-фашистских захватчиков. Сама жизнь этих отщепенцев, нелюдей была свидетельств
ом их социального и личностного небытия.

В самом деле, бывают ситуации, когда смерть божественна, ибо она ведет к бессмертию. Это когда жизнью жертвуют за Родину, за свободу своего народа. Партизанское движение на белорусской земле рождала героев прометеевского масштаба. Так, Михаил Цуба был расстрелян гитлеровцами за то, что отказался показывать дорогу карателям, которые проводили операцию «Горнунг» против Слуцкого и Пинского партизанских соединений. А его брат Иван Цуба, повторяя подвиг Ивана Сусанина, завел группу гитлеровцев в болотистые места реки Лань, откуда они не смогли выбраться. Простые белорусские крестьяне ни на йоту не отказались от Родины, от своих патриотических убеждений и выиграли в ментальном, морально-этическом плане свой последний в жизни бой. Титаническая, героическая смерть стала началом их славного бессмертия.

Или взять, к примеру, судьбу партизанского командира Миная Шмырева. За голову «батьки» Миная гитлеровцы сначала назначали награду в 10 тысяч марок, затем в 20 тысяч марок, потом в 50 тысяч марок, но предателей среди местных жителей так и не нашлось. Тогда немцы взяли в заложники малолетних детей «батьки» Миная: Лизу (14 лет), Сергея (10 лет), Зину (7 лет) и Мишу (3 года), пообещав оставить детей в живых, если «батька» Минай добровольно сдастся в плен. Поначалу Минай Шмырев решил сдаться немцам в обмен на жизнь детей. Но решила все записка старшей 14-летней дочери Лизы, переданная отцу через одного из полицаев. Вот что написала Лиза: «Папа, за нас не волнуйся, никого не слушай, к немцам не иди. Если тебя убьют, то мы бессильны и за тебя не отомстим. А если нас убьют, то ты за нас отомстишь». 14 февраля 1942 года гитлеровцы расстреляли детей Шмырева, а также его сестру и добровольно пошедшую вместе с внуками мать жены «батьки» Миная. (Жена Шмырева умерла до войны). Какая трагедия, превосходящая по своему человеческому накалу, благородству и любви к своей Родине все шедевры мировой литературы! А Надя Богданова, 9-летняя партизанская разведчица, самая юная партизанка планеты, в судьбе которой отразилось величие души всего белорусского народа! И разве фашисты могли победить советский народ, когда даже дети сознательно жертвовали своими жизнями в этом невиданном ранее сражении с врагом за свободу своей Родины? Ответ очевидный – никогда.

Но бывают ситуации, когда жизнь становится страшнее смерти. Это жизнь предателей, изменников, коллаборационистов, поскольку их жизнь – это не просто смерть, а забвение. Забвение, что значит, что такого человека для людей никогда не было. Ибо у предателя нет ни родных, ни близких, ни друзей, ни родителей, ни детей. Ведь предатель никогда не признается никому, что он предатель, изменник. Он вынужден влачить свое жалкое существование под чужим именем, под чужой жизнью, под чужой судьбой. Такой жизни не пожелаешь даже врагу. В этом плане примечательно признание на следствии в 1960-е годы эстонского эсэсовца Лепметса: «О том, что я участвовал в расстрелах, я никому, даже своим родным, не рассказывал, так как этого стеснялся». А в документальной повести белорусского писателя Алеся Адамовича «Каратели» (1981) приводятся откровения бывших полицаев-карателей. Вот одно из них: «Почему стал убийцей? Ничего другого не оставалось делать. Коль пошел к ним служить, то приходилось делать все, что заставляли… Если бы мою семью привели к яме и приказали мне стрелять, то, конечно, пришлось бы стрелять в них» [3].

Борьба белорусских партизан против польских националистов

Говоря о всенародном сопротивлении нашего народа немецко-фашистским захватчикам, нельзя забывать и того, что белорусским партизанам пришлось одновременно вести ожесточенную борьбу с польскими националистами в Западной Беларуси. Специфика ситуации заключалась в том, что свою оккупационную политику в Западной Беларуси немцы основывали на союзе с польскими националистами. Польские националисты, рассматривая западнобелорусские земли в качестве польской территории, стремились весь оккупационный административный аппарат заполнить своими людьми. Поэтому они достаточно лояльно относились к немецким захватчикам, бросив все свои силы на борьбу с белорусами. Для этого использовались самые иезуитские методы. Так, польская партия гренадеров в своем циркуляре об отношении к немецким властям и войскам предписывала следующее: «Потому, что немцы относятся очень вражески к коммунистам, мы должны это использовать для своих целей, называя коммунистами всех белорусских народных деятелей, которые всегда были и теперь являются серьезными врагами поляков. Пусть их бьют сами немцы, а мы будем на стороне как будто проявлять сочувствие к невинным жертвам. Белорусы никогда не смогут этого понять потому, что это народ слабый, особенно на политической почве… За посредничеством своих людей просить полицию и немцев жечь белорусские деревни под предлогом, что они помогают партизанам. Отдавать в руки полиции немцев лучших политических деятелей белорусских. Только тогда мы будем чувствовать себя уверенно» [4, c. 244].

Польские националисты с энтузиазмом встречали немецких оккупантов, благодарили их за освобождение от большевиков и уверяли, что только поляки являются настоящими друзьями западной культуры и самих немцев, а вот белорусы – прирожденные большевики и ориентируются на восток. В результате альянса польских националистов с немецко-фашистскими захватчиками практически на всех ключевых должностях в городских и уездных немецких управах в Западной Беларуси оказались поляки. Главным образом под командованием поляков была создана и местная вспомогательная полиция. Вообще можно было наблюдать удивительные вещи. Так, в Вилейском уезде полицейский участок прямо назывался «Участок польской государственной полиции». Ошмянский уезд поляки воспринимали как своего рода «польскую республику». Вся администрация, полиция, образование были заняты поляками.

После создания польской Армии Крайовой произошла консолидация всех польских националистических групп, которые перешли к открытому противостоянию с белорусскими партизанами. Как отмечается в отчете Вилейского подпольного обкома КП(б)Б от 20 ноября 1943 года, «польские националисты не останавливаются перед связью с немецкими фашистами, а на данном уже этапе ведут вооруженную борьбу с советскими партизанами» [4, c. 261]. В частности, как сообщается в разведсводке партизанской бригады им.Кирова, «белополяки Щучинского, Радунского и Василишковского районов и района Желудок обращались к генеральному комиссару Белоруссии и гебиткомиссару г. Лиды с просьбой помочь им в вооружении и боеприпасах, за что они гарантируют истребление всех до одного советских партизан, находящихся на этой территории» [4, c. 279-280].

Польские националистические отряды опирались на сотрудничество с немцами, нападали на мелкие белорусские партизанские отряды, убивали мирных жителей Западной Беларуси, сжигали белорусские деревни, заставляли местное польское население выполнять их директивы и приказы. В докладной записке заместителя командира партизанской бригады им.Кирова от 19 марта 1944 года прямо указывалось, что «белопольские банды официально и открыто связаны с немецкими властями г.Лиды. Свободно круглые сутки ходят и разъезжают по гор.Лиде с полным вооружением, даже вместе с немцами на одной подводе» [4, c. 280].

Таким образом, в Западной Беларуси белорусским партизанам приходилось сражаться не только против немецко-фашистских захватчиков, но и против польских вооруженных националистических групп, которые по своей жестокости и иезуитизму были не меньшими врагами белорусского народа, чем немецкие насильники. В частности, как указывает известный белорусский публицист Яков Алексейчик, заслуги батальона Армии Крайовой, который базировался в Столбцовском районе, перед немцами были столь значительны, что с приближением Красной Армии в 1944 году это формирование пешими колоннами, при полном вооружении, в польском военном обмундировании, двинулось на запад. На виду у немцев маршировало 860 человек, с ними двигался обоз, насчитывающий 150-200 подвод. И никаких препятствий гитлеровцы чинить не стали, наоборот, предоставили переправы через Западный Буг. Вот так преданно Армия Крайова служила немцам в Западной Беларуси. Но вся проблема в том, что и на территории оккупированной Польши Армия Крайова никаких боевых действий с немецкими фашистами фактически не вела. Герой Советского Союза, партизанский командир Иван Банов в своих донесениях советскому руководству о деятельности Армии Крайовой на территории собственно Польши отмечал: «Но ни реального партизанского движения, ни диверсионных актов в тылах противника не было. Боевых организованных групп польских партизан за Бугом не было. В открытую борьбу с немцами поляки не вступали» [5].

Самое парадоксальное, что бандитизм польских националистов против белорусского народа продолжался и после капитуляции гитлеровской Германии. Так польский отряд бывшего фашистского прислужника Ромуальда Райса («Бурый») в 1946 году сжег пять белорусских деревень на Белосточчине: Залешаны, Волька-Выгоновская, Зани, Шпаки и Концовизна. Погибли 79 белорусов, в том числе старики и дети.

Поэтому нельзя забывать, что в оккупации нашей республики участвовали как немецко-фашистские захватчики, так и их пособники – польские националисты, которые не только вели вооруженную борьбу против белорусских партизан, но даже сжигали белорусские деревни с мирными жителями.

Поэтому нынешнее наше торжество – прежде всего торжество Человека, который в смертельной схватке с силами Зла и Антиистории отстоял свое человеческое достоинство и смысл исторического бытия.

История – это не только воспоминания о прошлом, но в то же время созидание настоящего и размышления о будущем. 3 июля – это не только героический период в прошлой жизни белорусского народа, это феномен социального, ментального порядка современного белорусского национального самосознания. Сегодня никого не удивляет, что в члены молодежных организаций принимают у Вечного огня. Молодые пары освящают свою совместную будущую жизнь опять-таки у Вечного огня. Вечный огонь – это не только память, не только прошлое. Но и глубоко символический призыв к ныне живущим: берегите свою историю, творите настоящее, мечтайте о будущем и оставайтесь верными единству с русским народом. Так незримая ментальная нить связывает, казалось бы, разрозненные исторические узелки в единую историческую судьбу белорусского народа. Поэтому 3 июля недостаточно рассматривать лишь в логике прошедшего времени. История лишь тогда является историей, когда она закреплена в генетической памяти народа как история народного духа, народного самосознания. 3 июля – это событие истинно народной истории. Эта дата принадлежит не только прошлому, но настоящему и будущему нашего народа.

Литература

1.    Жарков, М.Г. Праздник со слезами на глазах / М.Г. Жарков // Вестник МГЛУ. – 2004. —  №3.
2.    История Отечества. – М., 1991.
3.    Андрей Лазуткин. Вечная перестройка в стране полицаев / comparty.by/news (дата доступа: 12.03.2020).
4.    Польша – Беларусь (1921-1953): сб. документов и материалов. —  Минск, 2012.
5.    Герой Советского Союза Иван Банов: «Польские националисты уничтожали советских партизан…»/ kp.by/daily/27127/4213007 (дата доступа: 10.05.2020).

ross-bel.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *