Полицаи и предатели в годы войны. Часть вторая

Начало. Часть 1.

«Делегаты» «2-го Всебелорусского конгресса» массово прибывали в Минск 26 июня 1944 года – на вокзале их встречали представители Рады БЦР. Мероприятие анонсировали газеты, издающиеся нацистами – «Белорусская газета» в Минске, «Раница» в Берлине, «Белорусский голос» в Вильнюсе и др. В тот же день, 26 июня 1941 года Красная Армия освободила Витебск и дела у фашистов и их «доверенных» пошли совсем плохо.

2-й Всебелорусский конгресс прошёл 27 июня 1944 года в Минске в Минском городском театре (сейчас здесь располагается Академический театр им. Я.Купалы). Зал заседаний был пышно украшен свастиками и портретами Гитлера вперемешку с бело-красно-белыми флагами и «Погонями».

Конгресс открыл президент БЦР Р.Островский, много говоривший о том, что во всех бедах белорусского народа виновата «жидо-большевистская Москва». Председателем президиума избрали Е.Киппеля. Всего мандатная комиссия зарегистрировала прибытие 1 039 делегатов.

10 В зале 2-го ВК
2-й Всебелорусский конгресс.

Делегаты много говорили о «национальном возрождении», однако в их выступлениях далеко не это было главным. Вот что сказал Е.Киппель: «Для всего народа в данный момент является важнейшим уничтожение бандитизма – партизанщины, разоряющей наш народ».

После перерыва был избран почётный президиум из участников 1-го Всебелорусского съезда 1917 года.

Преемственность БНР и БЦР, как и 1-го Всебелорусского съезда 1917 со 2-м Всебелорусским конгрессом 1944 года хорошо иллюстрирует Постановление, принятое от имени конгресса 27 июня 1944 года, в первом пункте которого написано дословно следующее: «Признать правильным и снова подтвердить историческое постановление Рады Белорусской Народной Республики, которая, имея полномочия Первого Всебелорусского конгресса 1917 года, на своём заседании 25 марта 1918 года торжественной III-й уставной грамотой решила об окончательном разрыве с большевистской державой во всех её формах».

09 Президиум 2 ВК

Во втором пункте выразилась вся ненависть предателей к Белорусской СССР: «Подтвердить, что белорусский народ никогда не признавал, не признаёт и никогда не признает впредь форму своей белорусской национальной державности, навязанную ему большевистскими захватчиками, — форму БССР».

 05 Митинг за Новую Европу
Во время митинга за «Новую Европу».

На конгрессе зачитали приветственную телеграмму от фон Готтберга и направили в Берлин свою собственную —  заздравные панегирики в адрес Адольфа Гитлера.

Погибая, предатели и полицаи со всей Белоруссии источали яд ненависти к партизанам, Советскому Союзу, русскому народу, составлявшему костяк Страны Советов. Сегодня вновь заговорили о том, что «партизаны были мародёрами и пьяницами». А полицаи и предатели «боролись за белорусское возрождение», а «главный наш враг – Москва». Это всё уже было озвучено в годы войны, и в особенности – на 2-м Всебелорусском конгрессе. Чувствуя своё поражение, под диктовку немецких спецслужб радетели за «национальное возрождение» выдавливали из себя последние капли яда ненависти к своему народу, и сегодня, к сожалению, эти идеи вновь начинают витать в Интернете, и особенно — в умах молодёжи, отравленных этой пропагандой

Уже на следующий день Р.Островский со своим ближайшим окружением обсуждал вопрос эвакуации вместе с немцами. 1 июля 1944 года немцы приступили к уничтожению наиболее важных зданий и сооружений в Минске, а 3 июля 1944 года Минск был освобождён Красной Армией.

08 Островский на митинге в Минске
Р.Островский выступает на митинге.

Р.Островский и его единомышленники бежали вместе с немцами на запад, некоторое время пытались продолжать свою работу по формированию белорусских воинских формирований, а затем, когда гибель фашистского режима стала очевидной и неминуемой, перебежали к США и их союзникам. Десятки тысяч белорусов, мобилизованных в ряды БКО, были переправлены на западный фронт, так как на восточном они не вызывали доверия у немцев. Но и на западе боеспособность была невысокой – многие формирования БКО переходили на сторону союзников. В самом конце войны остатки БКО были в своём большинстве отозваны с фронта и направлены немцами в лагеря либо на принудительные строительные работы в тыл.

В 1947 году Рада БНР была воссоздана в г. Остергофене в американской зоне оккупации Германии. Её президентом стал Н.Абрамчик – бывший руководитель белорусского комитета самопомощи в нацистском Берлине, создавший филиалы в оккупированных Австрии, Польше и Чехословакии. Р.Островский пытался перехватить этот «пост». Но показался американцам менее пригодным из-за своей одиозности. Тем не менее, Р.Островский верно служил новым хозяевам и сложил свои полномочия президента БЦР лишь в 1964 году в Нью-Йорке.

11 Готтберг поздравляет Островского
Р.Островский и Курт фон Готтберг.

Впрочем, работу в БНР и БЦР продолжили уже новые поколения русофобов и антисоветчиков. Ведётся она и сейчас – уже не столько против СССР и БССР, которых давно нет, сколько против Республики Беларусь и Союзного государства Белоруссии и России. На это хозяева из США и западных стран не скупятся.

Одним из направлений современной деятельности является ползучая реабилитация пособников фашистов и коллаборантов под предлогом «внесённого ими вклада в национальное возрождение». В том числе эта линия проводится и силами нашей бело-красно-белой оппозиции. К сожалению, небезуспешно. Много пишется о «таланте» посланной гестапо Праги и опоздавшей на конгресс в Минске Ларисы Гениуш, бежавшей из Минска накануне освобождения города. Вспоминается и «талантливая поэтесса Наталья Арсеньева», по совместительству – жена Франца Кушеля, офицера связи Минского СД, командира БКО, после войны – «военного министра правительства БНР в изгнании» под руководством Н.Абрамчика. Л.Гениуш по приезде в Минск даже переночевала в доме у Ф.Кушеля и Н.Арсеньевой.

На «дружной семейной паре» Ф.Кушеля и Н.Арсеньевой, выражаясь фигурально, клейма негде ставить. За свою жизнь Ф.Кушель и Н.Арсеньева, как это и заведено у подобной публики, сменили множество хозяев и господ. Многим клялись в верности и потом благополучно предавали в связи с «изменением обстоятельств». Однако, если оставить в покое морально-этическую сторону их жизненного пути (мало ли на свете приспособленцев, прохвостов и мошенников), данная пара отметилась активным сотрудничеством с немецко-фашистскими оккупантами.

Ф.Кушель был прапорщиком царской армии. С сентября 1917 по 1919 год участвовал в белорусском национальном движении, выступал за «независимость белорусской республики». В 1919 году был арестован польской жандармерией, помещён в тюрьму в Лиде, откуда, впрочем, вскоре вышел и стал заместителем Белорусской войсковой комиссии, созданной по приказу польского диктатора Юзефа Пилсудского для использования белорусов в войне с Советской Россией. Заметим, что настоящие патриоты Белоруссии, такие, как Сергей Притыцкий и Вера Хоружая, провели в польских тюрьмах годы без всякой надежды на освобождение, так как боролись за свободу белорусского народа против польских оккупантов не на словах, как Ф.Кушель, а на деле.

После заключения Рижского мирного договора в 1921 году Ф.Кушель остался служить в польской армии, тут же забыв о белорусском национальном движении.

В 1922 году Ф.Кушель и Н.Арсеньева поженились.

Во время событий Освободительного похода Красной Армии в 1939 году в составе польских войск Ф.Кушель попал в плен, одно время находился во временном  лагере для польских военнослужащих, а в 1940 году был переведён в тюрьму НКВД в Москву. Его жена, Н.Арсеньева, была выслана в Казахстан.

Тем не менее, Ф.Кушель довольно быстро сориентировался в непростой ситуации и в 1941 году был освобождён из заключения и вернулся в Белосток. В годы репрессий люди, даже оговорённые и ни в чём не повинные, умирали в лагерях и ссылках ГУЛАГа на просторах СССР, а здесь возвращение в Белосток, да ещё на самую границу с фашистской Германией, которая стянула свои войска к западным рубежам нашей страны. Ф.Кушель сумел «договориться» с НКВД, тем более что была освобождена из ссылки и его жена Н.Арсеньева, причём с санкции наркома НКВД Л.Берии.

Впрочем, о своих обещаниях уже советскому руководству семейная пара забыла тут же после начала немецкой оккупации – их позиция претерпела очередные изменения в связи с очередным «изменением обстоятельств».

Ф.Кушель становится «офицером связи» с белорусскими полицейскими отрядами немецкой контрразведки СД, чьей главной функцией была борьба с подпольем, партизанами и советскими разведчиками, карательные операции против мирного населения. Не приходится сомневаться в том, что Ф.Кушель был весьма «полезен» оккупантам с учётом его странного освобождения из тюрьмы НКВД перед самым началом войны. Однако эта «польза» была построена на крови – арестах, пытках и убийствах советских патриотов, боровшихся в годы оккупации с врагом. Ф.Кушель по заданию оккупантов занимается формированием войск полиции и самообороны. С октября 1941 года командует полицейскими курсами, преобразованными позже в Минскую полицейскую школу. Мало того, в 1942 году числился и сотрудником полицейского отдела минской тюрьмы. В июле 1942 года возглавил курсы офицерского состава для Белорусской самообороны. В декабре 1943 года вошёл в состав БЦР, а в марте 1944 года по предложению президента БЦР Р.Островского назначен руководителем созданной БКО. Успел лично «отличиться» в Докшицком районе Витебской области, где в 1944 году лично руководил батальонами БКО, которые сожгли несколько деревень.

Не особенно отставала от мужа и Н.Арсеньева. С 1942 года активно работала в изданиях «Белорусская газета» и «Голос деревни», издаваемых оккупантами для нацистской идеологической пропаганды в среде белорусов. Тоже была весьма «полезной» и в 1943 году дослужилась до должности цензора Генерального Комиссариата «Белорутения» и контролировала всё, что выходило официально на белорусском языке. Активно работала в рядах Белорусской самопомощи, СБМ, Белорусского культурного объединения. Охотно участвовала в различных культурных мероприятиях, организованных фашистами, выступала с собственными стихами.

Именно тогда, в 1943 году, Н.Арсеньевой и был написан текст «Магутны Божа».

Естественно, составляя «цвет» полицаев и предателей, супруги в числе первых попали в списки «делегатов» 2-го Всебелорусского конгресса.
Бежав в Германию, Ф.Кушель участвовал в комплектовании войск СС из числа белорусов. Когда в очередной раз «изменились обстоятельства», полицай перебежал к американцам, и в 1947 году вошёл в состав новой Рады БНР во главе с Н.Абрамчиком в качестве «военного министра» и по совместительству «генерала». В США оказалась и его жена, Н.Арсеньева. В том же 1947 году на слова Н.Арсеньевой «Магутны Божа» Н.Ровенский (во время оккупации – регент церковного хора) написал музыку. «Магутны Божа» Рада БНР считает своим «гимном».

С тех пор белорусская эмиграция и наша бело-красно-белая публика усиленно продвигают этот «гимн» если и не в виде государственного, то хотя бы в качестве «духовного гимна христиан Беларуси».

Могилёв героически сражался в 1941 году. Именно там, под Могилёвом, на Буйничском поле Константин Симонов увидел, а потом и описал подвиг наших солдат, ценой своей жизни останавливавших немецкие танки. Всем нам хорошо знакомы подвиги могилёвских партизан и подпольщиков. Тем более печально, что в Могилёве с 1993 года проводится фестиваль «Магутны Божа». Вот что можно прочесть о данном фестивале на сайте Могилёвского облисполкома в архиве новостей культуры от 27 июля 2012 года: «Первый фестиваль «Магутны Божа» состоялся 11-17 июля 1993 года по инициативе настоятеля могилевского костела Успения Пресвятой девы Марии (сегодня епископа Витебского) Владислава Блина. Название форума произошло от первой строки произведения белорусского композитора Николая Ровенского на слова Натальи Арсеньевой «Магутны Божа». Эта молитва сегодня является настоящим духовным гимном христиан Беларуси и исполняется на различных религиозных мероприятиях».

Зачем это нужно сегодняшним бело-красно-белым, понятно. Но неужели никто из представителей религиозных конфессий, белорусских властей, музыкальных коллективов, жителей Могилёва, ветеранских организаций, молодёжи из БРСМ не задумался над тем, насколько безобразно и неуместно называть текст, написанный во время фашисткой оккупации в 1943 году в семье главного полицая и известной коллаборантки «духовным гимном христиан Беларуси» и посвятить ему целый «фестиваль духовной музыки»?! Всех всё устраивает?! Или так проще – ничего не замечать, ни на что не реагировать?! Не мучают устроителей призраки убитых и сожжённых заживо миллионов белорусов?

«Бойся равнодушных! Это с их молчаливого согласия совершается всё зло на земле!» — сказал однажды Юлиус Фучик. А ещё он сказал и другое: «Не забудьте ни добрых, ни злых! Люди, будьте бдительны!».

Неужели так быстро забудем или уже всё позабыли?!

Андрей Геращенко

ross-bel.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *