Россия сделала серьезный шаг для борьбы с бедностью

Борьба с бедностью – одна из трех главных социально-экономических инициатив Владимира Путина, прозвучавших в послании Федеральному собранию. Несмотря на то, что государству уровень бедности удалось сократить на две трети, в последние годы доходы населения стагнировали – и ситуация приобрела негативный тренд. Новые меры потребуют до 500 млрд рублей в год и, как ожидается, смогут существенно снизить число бедных.

Владимир Путин заявил о трех ключевых предложениях. Первое – это борьба с бедностью путем предоставления пособий для малообеспеченных семей с детьми до семи лет. Второе – преодоление демографического спада путем увеличения материнского капитала и распространение его на первого ребенка. И, наконец, третье – стимулирование инвестиций в реальный сектор экономики за счет снижения налога на прибыль для компаний.

На реализацию этих социальных и экономических мер, озвученных в послании Путина Федеральному собранию, потребуется от 400 до 500 млрд рублей в год, оценил председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. По оценке Минэкономразвития, суммарная стоимость социально-экономических инициатив из послания в текущем году составит около 300 млрд рублей, а начиная с 2022 года будет составлять более 600 млрд рублей в год.

Помощник президента Андрей Белоусов говорит, что объем расходов на меры в социальной сфере составят около 400 млрд рублей, из которых на выплату пособий на детей трех–семи лет в 2020 году планируется потратить 134 млрд рублей.

«По нашим оценкам, увеличение нагрузки на бюджет составит порядка 450-550 млрд рублей в год, или порядка 2,5-3,5 трлн рублей в перспективе 2026 года, а наиболее «дорогими» мерами станут изменения механизмов предоставления материнского капитала, в том числе увеличение его объемов», – говорит главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович.

Предложенные меры позволят России сделать серьезный шаг для борьбы с бедностью. На это направлено расширение пособий семьям с детьми с трех до семи лет.

В последние годы добиться серьезного снижения числа бедных не удавалось. По данным Росстата, за чертой бедности находится 19,2 млн человек. Конечно, по сравнению с 1995 годом или даже 2000 годом, когда уровень бедности доходил до 36,5 и 42,3 млн человек, ситуация выглядит лучше. Однако с 2000 и вплоть до 2014 года уровень бедности в России только снижался. За 13 лет количество бедных снизилось почти в три раза: с 42,3 млн в 2000 году до 15,5 млн человек в 2013 году. Если в 2000 году бедные составляли почти треть (29%) населения, то в 2013 году – лишь 10,8%. Однако с 2014 года после внешнего санкционного давления и окончания эпохи дорогой нефти, уровень бедности в России снова начал расти, и в последние годы находится на уровне 19-22 млн человек.

Росстат традиционно считал бедными тех, чьи доходы ниже МРОТ. По мере роста МРОТ автоматически увеличивалось и количество малоимущих. Однако в конце 2018 году методика расчета была изменена, и более адекватную картину об изменении уровня бедности по ней можно будет получить в этом году, когда сравнят показали 2018 и 2019 годов.

Новые озвученные меры по борьбе с бедностью, наконец, могут помочь добиться положительного эффекта. Пакет предложений президента направлен на преодоление ловушки слабого спроса: детские пособия позволят восстановить доходы нуждающихся семей, а это поддержит потребительский спрос, считают в МЭР.

Министр экономического развития Максим Орешкин оценивает, что выплаты семьям пособий на детей от трех до семи лет совместно с другими инициативами, озвученными в послании президента, позволят снизить бедность в России больше чем на 10% уже к концу 2020 года.

Сейчас за чертой бедности находятся 19,2 млн человек. Но уже в 2020 году уйти от нее должны чуть менее двух миллионов человек.

А к 2024 году президентом поставлена цель – снизить уровень бедности населения в России в два раза. Это значит, что через пять лет бедных в России должно стать на 10 млн человек меньше.

Потенциал предложенных мер может быть даже больше. «Пособием для детей от нуля до семи лет будут охвачены примерно треть бедных семей с детьми. А учитывая, что львиная доля бедных – это семьи с детьми (они составляют 70-80% от всех бедных), то эта мера может дать снижение уровня бедности примерно на 20%. При условии, что будет достигнута адресность, то есть дадим пособие тем, кто нуждается, и Росстат это правильно оценит. Все зависит от того, как это будет реализовано», – говорит директор Научно-исследовательского финансового института Минфина РФ Владимир Назаров.

В целом расширение пособий для семей с детьми от трех до семи лет – это шаги в правильном направлении. «По нашим оценкам, предыдущая мера по увеличению детских пособий для детей до трех лет сокращала уровень бедности в этой категории семей почти в два раза. Это значимая мера, но у нее был один минус. Она заканчивалась трехлетним возрастом ребенка, но с трех лет дети не начинают работать и не получают заработную плату», – рассуждает Назаров.

Расширение поддержки семей с детьми до семи лет разумно, потому что именно с этого времени дети начинают ходить в школу, что позволяет мамам больше вовлекаться в рынок труда. «Детский сад – это прекрасно, но дети очень часто там болеют, и в результате занятость мам становится эпизодической и, соответственно, заработная плата крайне невысокая. Если эта семья изначально была бедной, то из бедности она не выходит после того, когда ребенок начинает ходить в детский сад», – замечает Назаров.

Расширение программы материнского капитала все-таки нельзя отнести к борьбе с бедностью. Она решает скорее демографические проблемы, ведь его получают все семьи. Маткапитал нельзя использовать на текущие нужды, сфера их применения ограничена. «В будущем это, возможно, повлияет на бедность, но прямо здесь и сейчас никакого отношения к борьбе с бедностью маткапитал не имеет», – считает Назаров. Хотя использование средств маткапитала на погашение ипотеки может серьезно ослабить давление на доходы семьи.

Особый интерес вызывает желание Путина накормить детей в начальной школе горячим питанием за счет государства – вне зависимости от того, бедные родители у него или с достатком. Такого не было даже в советские годы.

«Я бы все-таки сделал эту меру адресной. Чтобы обеды в школе субсидировались государством только для детей из бедных семей. Средний класс должен платить за себя и своих детей сам. С другой стороны, это должно быть сделано настолько технически тонко, чтобы дети никогда не знали, за чей обед платят родители, а за чей – государство. Сделать это на самом деле несложно, учитывая современные технологии. У каждого ребенка может быть карточка или специальные браслеты для оплаты обеда, а откуда там деньги появились – дети не будут знать», – рассуждает Назаров.

Что касается детских пособий, то у экономиста есть замечание к «дизайну» пособия. По его мнению, сумму пособия необходимо дифференцировать в зависимости от глубины бедности семьи. А когда доходы начинают расти, детское пособие должно потихоньку снижаться, и наоборот.

Напомним, что право на выплаты имеют семьи с детьми, в которых на каждого члена семьи приходится доход в размере, меньшем чем два прожиточных минимума (2 ПМ) для трудоспособных. «Минус нынешнего пособия в том, что увеличение дохода на один рубль уже приводит к выключению вас из пособия. Если у вас 2 ПМ на человека, то вы получаете пособие на ребенка 10 тыс. рублей, а если у вас 2 ПМ плюс один рубль, то вы уже получаете ноль рублей. Это и несправедливо и стимулирует семью к тому, чтобы эту черту не пересекать. Если же пособие будет постепенно уменьшаться по мере роста доходов семьи, то это будет справедливо и не создаст отрицательных стимулов к самостоятельной работе по поиску дополнительного дохода», – считает Владимир Назаров.

Для более адресной и дифференцированной помощи достаточно интегрировать базы данных социальных служб и налоговой системы, чтобы при запросе социальной службы налоговики очень быстро – а современные технологии позволяют это делать фактически в течение минуты – предоставили информацию о доходах человека и его родственников за последний год. «Если бы социальные службы знали всю налоговую информацию, они бы смогли лучше определять – бедная семья или нет, и адресно выделять ту сумму, которая необходима для вывода семьи из бедности», – считает собеседник.

Не умаляя достоинства принятой социальной поддержки семей с детьми, эксперты переживают, что двукратного сокращения уровня бедности к 2024 году будет тяжело достичь только за счет предложенных мер.

Антон Покатович считает, что в дополнение к маткапиталу стоило, например, частично отменить НДФЛ для малоимущих: для российского бюджета эти меры в совокупности стоили бы 0,8-1 трлн рублей. «Это не привело бы к критической бюджетной дестабилизации, но способствовало бы более явному восстановлению потребительского спроса и, соответственно, более уверенному росту экономики на 2% и более», – считает Покатович.

«На мой взгляд, предложенных мер будет все-таки недостаточно. Скорее всего нам придется расширять пособия на детей и дальше – условно для детей от 7 до 10 лет, а потом и до 18 лет. Но надо посмотреть, как сработает текущее предложение», – говорит Владимир Назаров. В будущем Россия может прийти к универсальному пособию по бедности, когда помогают вне зависимости от того, есть ли у вас дети или нет, а потому, что вы – бедный. «Универсальные пособия – это сейчас мировой тренд. И Турция в этом преуспела, и Великобритания идет по этому пути, и Франция обсуждает такой вариант», – отмечает Назаров.

Директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева считает, что меры социальной защиты – это хорошо, но от бедности поможет только экономический рост.

«Меры социальной защиты смогут оказать влияние на уровень доходов неработающего населения. Но от бедности нас может спасти только экономический рост, который будет сказываться на главном источнике доходов населения – заработной плате.

Зарплата должна выйти на принципиально иной уровень, который обеспечивает выживание и развитие не только человеку, но и его семье. Доходы у нас пока стагнируют, но мы не можем допустить, чтобы дети росли в условиях дефицита экономических и материальных ресурсов. Поэтому на сегодняшнем этапе к предложенным мерам надо относиться в высшей степени одобрительно. Но достаточно ли этого для того, чтобы преодолеть яму доходов населения? Недостаточно», – считает Малева.

Для роста российского ВВП Владимир Путин предложил целый ряд мер, стимулирующих рост инвестиций. Это неизменность налоговых условий для бизнеса в течение шести лет, компенсация регионам части выпадающих из-за предоставления инвестиционных налоговых вычетов доходов, завершение реформы контрольно-надзорной деятельности и изменения уголовного законодательства в части так называемых экономических составов преступлений. По словам президента, «начиная с этого года ежегодный прирост инвестиций должен составлять не менее 5%, их долю в ВВП страны нужно увеличить с текущего 21% до 25% в 2024 году».

Президент обещает также и государственные инвестиции. Летом уровень резервов в Фонде национального благосостояния преодолеет отметку в 7% ВВП, это значит, что все нефтегазовые сверхдоходы можно будет вкладывать в реальную экономику, в первую очередь дорожную и другую инфраструктуру.

По оценке Минэкономразвития, реализация инициатив президента позволит прибавить к росту ВВП 0,3 п. п. в 2020 году. Дополнительный эффект на рост инвестиционной активности составит 1 п. п. В целом российская экономика вырастет в этом году на 1,7%, прогнозируют там.

vz.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *