Кирилл Озимко: Почему до сих пор не принят флаг Союзного государства?

По данным социологов, лишь 49% белорусов знают о существовании Союзного государства их страны с Россией. Среди россиян цифры и того меньше – лишь 12% хорошо знают о данном интеграционном проекте, а 26% − «что-то слышали», остальные и вовсе не осведомлены.

Описанной выше проблемой в последнее время озадачиваются все больше экспертов, политиков и государственных деятелей. Дескать, строим-строим мы наше Союзное государство для ныне живущих и последующих поколений, а они о нем особо-то и не знают, кроме политизированной прослойки. Однако для решения данного вопрос не стоит хмурить лбы и глубоко копать – стоит просто принять, наконец, символику Союзного государства (флаг, герб и гимн), что предусмотрено тем самым Договором 1999 года.

Узнаваемость Союзного государства подпрыгнула бы практически до стопроцентных показателей, если бы в Беларуси и России над зданиями государственных органов, в учреждениях образования, науки и культуры рядом с национальными флагами вывешивали и общий флаг теснейшего в экс-СССР интеграционного объединения. Так, как это делается в странах Евросоюза с флагом в виде желтых звезд на синем фоне.

Общий флаг всегда был бы перед глазами наших и российских граждан с малых лет, воспитатели и учителя рассказывали бы детям о данной символике, и таким образом, практически у всех формировались бы определенные знания о Союзе – тогда 49 или тем более 12 процентов казались бы не более чем дурной шуткой.

Данный процесс в целом нельзя назвать слишком сложным или экономически невыгодным. Он решается довольно просто: можно объявить конкурс на лучшую символику Союзного государства, затем на основе мнения профессионального жюри выбрать несколько лучших экземпляров, которые выставить на всенародное голосование на каком-нибудь официальном портале существующих наднациональных органов СГ, сопроводив всё это широким освещением в медийном пространстве. Победивший вариант принять Парламентским Собранием и использовать на мероприятиях как союзного, так и внутреннего характера.
Ваш покорный слуга не единожды поднимал данный вопрос по мере своих возможностей. И на союзном телеканале БелРос-ТВ:

И даже во время встречи с руководством Постоянного комитета СГ в рамках работы школы молодых международников «Европа и Евразия: форсайт-2030», на которой анонсировали, что в ближайшее время этим вопросом, скорее всего, займутся.

На фоне вышесказанного у меня часто возникал логичный вопрос: так почему же до сих пор в Союзном государстве даже не ведутся разговоры о принятии общей символики?

Дело в том, что принятие флага, герба и гимна – это вопрос политической интеграции, на что необходима политическая воля национальных элит. Но Минск и Москва пока никак не могут найти общие точки соприкосновения по данному направлению, сосредоточившись сугубо на торгово-экономических и таможенных вопросах. Общая символика любого международного союза должна подкрепляться его целостным характером, деятельностью наднациональных органов, обладающих реальными полномочиями.

Например, при виде флага ЕС сразу на ум приходит работающий Европарламент или принципиальная Еврокомиссия, которые выступают арбитрами во взаимоотношениях стран-участниц.

Общие герб, флаг и гимн должны символизировать успешность выстроенного и четко работающего интеграционного механизма, приверженность союзных государств единым принципам и правилам во взаимоотношениях друг с другом.

В союзном государстве всего этого фактически нет. Более того, периодически происходят медийные скандалы, демонстрирующие совершенно разные взгляды Минска и Москвы на тот или иной вопрос.

С другой стороны, время играет не в пользу союза. Пока элиты решают экономические и таможенные вопросы, постепенно сужается социологическая база поддержки интеграционных процессов: о Союзном государстве знает критически мало граждан, в информационном пространстве Беларуси всё больше доминируют антисоюзные оппозиционные медиа, падает популярность интеграционного проекта среди молодежи.

Создание общей символики, общего символического пространства как неотъемлемой части союзной культурной политики могло бы воспрепятствовать вышеуказанным негативным тенденциям.

Кирилл Озимко

 

Телескоп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *