Сергей Иванников: Демография и общество

К вопросу критериях эффективности политических моделей

Демографическая динамика является важнейшим критерием оценки происходящих событий. Демография свидетельствует о жизни общества чётче, чем множество статистических отчётов, взятых из других сфер жизни. Она, по сути, является итоговым отражением всех тех процессов, что происходят в обществе в настоящее время. Оценки хозяйственной, финансовой, политической деятельности во многом зависят от изначально выбранной точки зрения. И при желании всегда можно выбрать соответствующие критерии, позволяющие «подогнать статистику» под нужные выводы. И, в итоге, та или иная идеология может получить в своё распоряжение дополнительные аргументы. Примеров подобного рода множество. Большинство современных социальных явлений получают множество интерпретаций, вступающих в противоречие друг с другом. И то, что кажется «положительным симптомом» с точки зрения одной из них, получает прямо противоположные оценки с точки зрения другой.

Но демография обнаруживает абсолютное безразличие ко всем идеологическим установкам и целям. С точки зрения идеологий демография – это «вещь в себе»: она связана исключительно с непосредственным, повседневным существованием субъекта и единственный принцип, с которым она непосредственно связана, сводится к следующему: рост населения является благом для общества. А с этим тезисом спорить бессмысленно.

Именно поэтому демографическая динамика является главным судьёй для любой идеологии и любой политической программы. Можно много говорить о положительных целях политических программ, но если в результате их осуществления демографические критерии начинают падать, то цели сформулированы неверно. И наоборот, мы можем критиковать те или иные политические решения, но если они, в итоге, приводят к росту населения, то, следовательно, в них изначально присутствует некое положительное ядро, по отношению к которому всё остальное относится к сфере частного. Наверное, этот принцип может быть скорректирован по отношению к азиатским цивилизациям, но для обществ, связанных с христианской культурой, он представляется безусловно верным.

*    *    *

Ярким примером подобных политических решений является знаменитая антиалкогольная кампания, начавшаяся в СССР в 1985 году. Можно привести множество фактов очевидных глупостей и антигосударственных действий, сопровождавших её осуществление. Многое из того, что было сделано представителями госаппарата в то время, заслуживает судебного разбирательства. Для того же отечественного виноделия последствия этой горбачёвской реформы оказались по настоящему катастрофичными. Массовое уничтожение виноградников привело и к множеству личных трагедий. На глазах людей разрушалось дело их жизни, обессмысливая – в контексте той трудовой этики, что существовала в СССР, – само их существование. Отечественное виноделие до сих пор с ужасом вспоминает погром виноградников в Крыму и на Кубани. Даже в 2005 году в ходе опроса, проведённого ВЦИОМ, 37% опрошенных оценило эту инициативу государства отрицательно. (1) В середине 1980-х, т.е. в момент старта новой антиалкогольной политики, количество недовольных было значительно больше.

Но, тем не менее, за четыре года проведения антиалкогольной кампании смертность населения на 1000 человек уменьшилась на 24%. Это примерно 1,6 млн. человек. (2) Конечно, можно попытаться объяснить этот факт ссылкой на какие-то другие причины и факторы. Но как только антиалкогольная кампания завершилась, смертность от алкоголизма стремительно прыгнула вверх. К 1995 году количество подобных смертей относительно 1989 года увеличилась на 43%.

Кампания сыграла свою роль и в увеличении рождаемости. В данном случае эффект от её проведения совпал с другими мерами советского правительства, направленными на стимулирование рождаемости и рост социальной поддержки семей, в которых были маленькие дети. Прежде всего, речь идёт о Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей», которым предусматривалось предоставление работающим матерям оплачиваемого отпуска до достижения ребенком возраста одного года. Тогда же был введён отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет, а в дальнейшем и двух лет с сохранением непрерывного стажа работы. Уже в 1981 году советская статистика фиксирует рост рождаемости. «Коэффициент суммарной рождаемости в России в 1980 г. составлял 1,86 рождений, а к 1982 г. он вырос до 1,96, в 1983 г. – до 2,09. В 1984-1985 гг. произошло некоторое снижение до 2,05, а затем новый рост – до 2,18 в 1986 г. и 2,23 в 1987 г. Впервые после начала 1960-х гг. был достигнут уровень рождаемости, обеспечивающий расширенное воспроизводство, при котором число дочерей, доживших до возраста матери, было немного больше числа матерей. В 1984 г. продолжительность жизни мужчин составляла 61,7 лет, в 1987 г. она выросла на 3,1 лет до 64,8 лет». (3)

Безусловно, рост рождений реагирует на общую ситуацию в обществе. И те же меры социальной поддержки могут быть интерпретированы в качестве того фактора влияния, чьё значение не меньше, чем антиалкогольный фактор. Но демографическая статистика понимание ситуации конкретизирует. На графике суммарной рождаемости присутствуют два локальных максимума – в 1983 и в 1987 году. Максимум 2-й половины 1983 года может быть объяснён сменой власти в СССР и общественными ожиданиями, связанными с политикой Ю.В. Андропова. В 1984 году Андропов умирает, и, реагируя на общественные настроения, график рождаемости снижается, хотя и в этом случае он оказывается выше показателей брежневского времени. А с 1986 года он начинает стабильно расти и достигает своего пика в 1987 году. При этом максимум 1987 года оказывается выше аналогичного максимума 1983 года. В связи с этим можно сделать вывод о том, что именно антиалкогольная кампания и стала тем дополнительным фактором, что стимулировал демографический рост. (4)

«Ещё более неожиданно выглядит динамика месячных чисел рождений (рисунок 1б): внимание привлекают два подъёма, первый начинается в декабре 1982 г., что примерно соответствует зачатиям марта того же года, второй – в марте 1986 г., что соответствует зачатиям июля 1985 г.». (5) Показательно, при этом, что с июня 1985 года начинается и резкое снижение смертности в стране. (6)

О высоком значении роли антиалкогольных указов указывает и опыт стран Восточной Европы. Постановление января 1981 года вызвало аналогичные постановления в странах социалистического лагеря. Но в Восточной Европе подобных демографических колебаний не обнаружено.

«Антиалкогольная кампания способствовала улучшению взаимоотношений в семье (известно, что пьянство было важной причиной развода в России: в течение кампании частота разводов в городах, где развод был довольно частым явлением, снизилась с 4,8 на 1000 населения в 1984 г. до 4,4 в 1990 г.». (7) Результат тем более удивительный, что последние годы истории СССР были крайне неблагополучными. Прежде всего, это было связано со стремительной деградацией и без того не безупречной советской экономики. Экономические неурядицы влияют на усиление напряжения в межличностных отношениях. Тем не менее, экономический фактор не смог отменить позитивную динамику. Количество разводов снижалось вопреки всему.

Анализ демографической ситуации показывает, что, несмотря на все свои издержки, антиалкогольная кампания Горбачёва сыграла положительную роль в жизни страны.

*    *    *

Совершенно иную демографическую картину демонстрирует эпоха 90-х, когда в России проводились радикальные неолиберальные реформы.

Прежде всего, о характере этих реформ свидетельствует сокращение сроков жизни населения России. В 80-е годы в СССР был установлен ряд «демографических рекордов»: в 1986-1987 гг. в РСФСР были зафиксированы самые высокие уровни продолжительности жизни мужчин – 64,8 года, а в 1989 году женщин – 74,5 лет. (8) 90-е устанавливали антирекорды. В 1994 г. была зафиксирована самая низкая продолжительность жизни после 1959 г. в России – 57,4 и 71,1 лет у мужчин и у женщин, соответственно. «Если на начало 1992 г. в стране проживало 148,5 млн, то к началу 2002 г. – 145,6 млн. человек». (9)

Пик смертности пришёлся на 1994 год, когда в стране умерло 2 млн. 300 тыс. человек. Потом последовало её относительное снижение. (10) «Новый виток роста смертности совпал с началом дефолта в 1998 году, тенденция продлилась вплоть до 2003 года. Именно на этот год приходится максимальное число смертей за всю историю послевоенной России – почти 2 млн. 400 тыс. человек». (11) По данным А. Желенина, в 1993 году «убыль населения России уже составила более 750 тыс. человек, в 1994-м – почти 900 тыс. В последующие 11 лет убыль населения в РФ не опускалась ниже отметки 700 тыс.». (12) По данным Росстата с 1992-го по 2008 годы прямая убыль населения составила 12 млн. 757 тыс. человек. (13)

Исходя из демографической статистики, можно сделать вывод, что процессы сокращения населения страны, начавшиеся в начале 1990-х годов, продолжают идти и в XXI веке. Официальная идеология может много рассказывать о положительных изменениях, происходивших в России после правления Б.Н. Ельцина, но демографические данные в эти победные реляции не вписываются. Безусловно, подобные годовые потери вполне сопоставимы с потерями во время войны. И такую войну сложно назвать «небольшой». Для сравнения: потери СССР в Финской войне 1939-40 гг.. составили 333 тыс. человек, из них убитых и пропавших без вести – около 80 тыс. человек. (14) Потери СССР в Афганской войне на этом фоне вообще выглядят незначительными: 15 031 человек. (15) И даже в Первой мировой войне наши потери оказываются меньшими. «По оценке авторов американской «Энциклопедии Первой мировой войны», вооруженные силы России потеряли 1850 тыс. убитыми и умершими, 4950 тыс. ранеными и 2,5 млн пропавшими без вести и пленными». (16)

Одновременно с ростом смертности в стране происходит падение рождаемости. Если в 1992 году в России рождалось 1,6 млн. человек, то к 1999 году это число сократилось до 1,2 млн. Согласно советскому прогнозу 1990 года в 1991-2000 гг. ожидалось, что в России родится 20,2 млн, а умрёт 17,7 млн. человек. Расчёт показывает, что в 1990-е годы должно было рождаться примерно по 2 млн. детей в год. По факту рождалось 1,2-1,4 млн. (17) Историк Е. Спицын показывает демографический контраст между рождаемостью 1989 и 2000 годов на примере одного из московских микрорайонов: «Если в 11 классах детей 1989 г. рождения на территории этого микрорайона было порядка 180-185 человек, то детей, которые были рождены в 2000 г., было на тот момент 34. 180-185 детей 11-классников и 34 первоклассника». (18)

К реальным потерям неизбежно добавляются потенциальные. «При сохранении демографии 1990 г. в России к началу 2002 г. было бы почти 155 млн. … 90-е гг. почти в буквальном смысле забрали у России будущее – 10 млн маленьких мальчиков, девочек, молодых девушек и парней. Не говоря уже о том пагубном воздействии на детей и молодёжь, которое принесли с собой эти «реформы»». (19)

Как уже было отмечено, негативная демографическая ситуация сохраняется в России и сегодня. «Известно, что в 1991 году в России проживали 148 миллионов граждан, значит, на начало 2009 года в стране было немногим более 135 миллионов. Правда, по официальной статистике, в России на 2009 год проживали 141 миллион человек. Дополнительные 6 млн., очевидно, приписали за счёт мигрантов, прибывших преимущественно из стран СНГ. По данным Росстата, в 2009 году миграционный прирост «на 82,9% компенсировал численные потери населения»». (20) Т.е. даже с учётом иммигрантов за 17 лет население страны сократилось примерно на 1,6 млн. чел. «Для сравнения: за 12 лет, предшествовавших началу либеральных реформ (с 1980-го по 1991 годы), общий прирост населения составил 8 млн. 385 тыс. человек». (21)

«По уровню смертности на 1000 человек населения Россия в июле 2009 года находилась на 12-м месте с конца в глобальном рейтинге. Наши соседи в этом рейтинге – Нигерия, Зимбабве, Чад, Сомали. В России долгие годы сохраняется африканский уровень смертности. По продолжительности жизни, напротив, наша страна занимает 162-е место в мире (66 лет), пропуская вперёд такие страны, как Папуа – Новую Гвинею, Гондурас и даже Ирак (144-е место и около 70 лет). Особенно кричащими являются цифры средней продолжительности жизни мужчин, которые, по данным Росстата, живут всего 61,4 года! (Продолжительность жизни в странах ЕС в среднем составляет 79 лет, в США – 78, в Канаде – 81, в Японии – 82 года.) В стране сегодня рождаются около 1 млн. 600 тыс. младенцев в год, тогда как умирают – около 2 млн 100 тыс. граждан!». (22)

Подобной ситуации старается не замечать не только официальная идеология, но и оппозиция. Те же правые националисты, например, с упорством, достойным лучшего применения, твердят заклинания о «хорошем русском национальном капитализме» и «плохом СССР». При этом в СССР численность русского населения росла (при всех издержках советской национальной политики), а в современной России стремительно падает. Иначе как теоретическим идиотизмом подобные высказывания назвать сложно.

Оценивая всё происходившее в 1990-е годы, приходится согласиться с выводом Сергея Глазьева, что последнее десятилетие ХХ века стало временем геноцида в отношении населения России. (23) По сути, новая политическая элита страны, сформировавшаяся в процессе проведения либеральных реформ, толкнула страну на путь уничтожения. Возможно, далеко не все представители этой социальной группы стремились к достижению именно такого результата, но объективный результат их действий не может быть определён как-то иначе.

*    *    *

В оценках демографической катастрофы необходимо учитывать и следующее: самый сильный удар кризис нанёс по структурному ядру Русской цивилизации – русскому народу. Это можно проследить по анализу всё той же рождаемости. Так, например, в 1999 году суммарный коэффициент рождаемости по России в целом составлял 1,14. – Это был самый низкий показатель рождаемости в российской истории. Но у русских он был ещё меньше: всего 1,08. (24) На фоне высокой смертности падение рождаемости резко усугубляет демографическую ситуацию. Исследование Андрея Пшеницына иллюстрирует этот процесс на примере 1995 года. «Максимальные коэффициенты вымирания в этот год показали: Псковская область (минус 13,1 на 1000 населения), Тверская (минус 12,3) и Тульская (минус 12,1); минимальные: Белгородская (минус 5,4), Брянская (минус 6,7) и Орловская (минус 7,4). Средний показатель вымирания для регионов, где русская доля составляет более 90% населения, оказался в 1995 году – минус 9,5 на 1000 населения». (25) Вымирание «русских областей» РФ шло более высокими темпами, чем районов со смешанным этническими населением и национальных республик. В том же 1995 году общий коэффициент по России составил 5,7 на 1000 человек, т.е. в русских областях коэффициент вымирания на 67% превысил общероссийскую статистическую норму. В дальнейшем эта тенденция принципиально не изменилась. «2000 год. Максимальные коэффициенты вымирания в этот год показали: Псковская область (минус 14,9 на 1000 населения), Тульская (минус 14,2) и Тверская (минус 14,1); минимальные: Вологодская (минус 7,2), Белгородская (минус 7,5) и Липецкая (минус 8,7). Средний показатель вымирания для регионов, где русская доля составляет более 90% населения, оказался в 2000 году – минус 11,1 на 1000 населения. К слову, данный показатель 2000 года для всей РФ составил минус 6,6 на 1000». «2005 год. Максимальные коэффициенты вымирания в этот год показали: Псковская область (минус 15,7 на 1000 населения), Тульская (минус 14,2) и Тверская (минус 13,7); минимальные: Белгородская (минус 7,1), Вологодская (минус 8,3) и Липецкая (минус 8,6). Средний показатель вымирания для регионов, где русская доля составляет более 90% населения, оказался в 2005 году минус 11,25 на 1000 населения. К слову, данный показатель 2005 года для всей РФ составил минус 5,9 на 1000». (26) За десять лет – с 1995 по 2005 гг. – скорость вымирания русского населения только увеличилась. Ситуацию не смогло изменить даже то обстоятельство, что с 2000 года в России началась новая эпоха: страна вступила в фазу относительной стабилизации, и первое десятилетие правления В.В. Путина считается наиболее благополучным. «2010 год. Максимальные коэффициенты вымирания в этот год показали: Псковская область (минус 10,5 на 1000 населения), Тульская (минус 9,3) и Тверская (минус 9,0); минимальные: Белгородская (минус 3,8), Вологодская (минус 3,85) и Липецкая (минус 5,3). Средний показатель вымирания для регионов, где русская доля составляет более 90% населения, оказался в 2010 году минус 7,0 на 1000 населения. Обратите внимание, что данный показатель 2010 года для всей РФ составил всего минус 1,7 на 1000». (27)

Поток мигрантов в Россию, корректируя официальные статистические данные, лишь фальсифицирует существующую проблему. При том, что в последние годы в России существует прирост населения, этот факт не относится к русским. Этническое и культурное ядро Русской цивилизации продолжает разрушаться. В 1989 году русское население составляло 119,9 млн. человек. По данным переписи населения России 2002 года в России проживало 115,9 млн. русских. По данным переписи 2010 года русских – 111 миллионов. За 8 лет численность главного народа России сократилась почти на 5 млн. В 2010 г. доля русских в общей численности населения России снизилась с 79,8% населения России до 77,8%.  (28) И это только по официальным данным. Но официальная статистика склонна сглаживать и ретушировать реальное положение дел. Более корректным, наверное, будет следующее высказывание: русских в России – на 2010 год – было не более 77,8%. (29) «В итоге всех расчётов получается, что за 1992–2011 годы в России вымерло, ориентировочно, 22,5 млн русских! Не умерло – это не показатель смертности – и не погибло, а именно вымерло! И не среднестатистических «дорогих россиян», которых не знает никакая наука, а именно – русских! …все основания утверждать, что цифра вымирания русского народа за 1992–2011 годы отметку в 20 млн уже прошла! То есть русская смертность за 1992–2011 годы превысила русскую рождаемость минимум (!) на 20 млн! Минимум, потому что это просчитывается из официальных сводок Росстата, если они сообщают нам правду». (30)

Уменьшение количества русских в России делает само существование Русской цивилизации всё более эфемерным, т.к. именно русское население является основой этой цивилизации и на сегодня в России нет другого народа, способного перехватить у русских цивилизационную инициативу. Евразийское пространство может быть только русским пространством. В любой другой ситуации оно перестанет быть целостным, распадётся на множество локальных анклавов, общей судьбой которых будет быстрая деградация и исчезновение.

В какой момент народ может перестать быть структурным основанием цивилизации? Предположительно, это может произойти тогда, когда его численность составляет менее 50% от общего числа населения. Согласно не самым пессимистичным прогнозам подобная ситуация в России может возникнуть уже в следующем десятилетии. Это означает, что Русская цивилизация существует в апокалиптической перспективе, балансируя между двумя возможностями: жизнью и смертью. Такая перспектива сформировалась именно в 1990-е годы. Но эпоха либеральных реформ прошла, страна давно вступила в новую фазу своего существования, а сама перспектива никуда не исчезла. Это означает, что фундаментальные проблемы Русской цивилизации в начале XXI века решены не были. Безусловно, острота этих проблем была сглажена, но в качестве «сопутствующего эффекта» мы получили ситуацию, напоминающую шахматный цейтнот: все последующие решения будут осуществляться в условиях дефицита времени. Возможно, именно время, а не наличие / отсутствие политической воли сегодня является главной проблемой Русской цивилизации (31).

Примечания:

  1. Сергей Гуриев, Олег Цывинский: антиалкогльная кампания Горбачёва спасла 1,6 млн. жизней, а её завершение привело к дополнительным 2,15 млн. смертей. – Газета «Ведомости», 8 апреля 2013 г. – URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2013/04/09/vysokie_deti_gorbacheva (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  2. Там же.
  3. Андреев Е.М. Конечный эффект мер демографической политики 1980-х в России. Демоскоп Weekly. Электронная версия бюллетеня «Население и общество», №№691 — 692, 2007, 1 июля – 21 августа 2016 г.. – URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2016/0691/analit03.php (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  4. Там же.
  5. Там же.
  6. Андреев Е.М. Возможные причины колебаний продолжительности жизни в России в 90-е годы // Вопросы статистики, 2002 № 11, с. 6-7.
  7. Андреев Е.М. Конечный эффект мер демографической политики 1980-х в России. О связи между алкоголизмом и разводами в позднем СССР: Stack S., Bankowski E. Divorce and Drinking: An Analysis of Russian Data // Journal of Marriage and Family, 1994, 56, № 4, pp. 805-812.
  8. Андреев Е.М., Жданов Д.А., Школьников В.М. Смертность в России через 15 лет после распада СССР: факты и объяснения. – Демоскоп Weekly. Электронная версия бюллетеня «Население и общество», №№311-312, 2007, 26 ноября – 9 декабря. – URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2007/0311/analit01.php (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  9. Там же.
  10. Чернышёв Е. 90-е стоили России почти 10 миллионов жизней: демографическое исследование. – Накануне.ру, 2017 24 августа. – URL: https://www.nakanune.ru/articles/113202/ (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  11. Как сильно сократилось население России в 1990-е годы? – «Русская семёрка», 2017 14 ноября. – URL: http://russian7.ru/post/kak-sokratilos-naselenie-rossii-v-1990-e/ (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  12. Там же
  13. Там же.
  14. Широкоград А.Б. Северные войны России. М., 2001, гл. 12. – URL: http://militera.lib.ru/h/shirokorad1/9_12.html  (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  15. Россия в войнах XX века. Потери вооружённых сил. Под общей редакцией Г. Ф. Кривошеева. Москва: Олма-Пресс, 2001, с. 531.
  16. Цит. по: Соколов Б.В. Россия и СССР на бойне. Людские потери в войнах ХХ века. М., 2013, Гл. 2. – URL: https://military.wikireading.ru/10172 (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  17. Чернышёв Е. 90-е стоили России почти 10 миллионов жизней: демографическое исследование.
  18. Спицын Е. Сравнение 90-х с войной – это не фигура речи. — Накануне.ру, 2017 16 июня. – URL: https://www.nakanune.ru/articles/112993/ (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  19. Чернышёв Е. 90-е стоили России почти 10 миллионов жизней: демографическое исследование.
  20. Как сильно сократилось население России в 1990-е годы?
  21. Там же.
  22. Немцов Б. Милов В. Путин. Итоги. 10 лет. Независимый экспертный доклад. М., «Солидарность», 2010, с.8-9.
  23. Глазьев С.Ю. Геноцид. М., 1997.
  24. Как сильно сократилось население России в 1990-е годы?
  25. Пшеницын А. Как вымирают русские в России. Горькая статистика. – URL: https://kprf.ru/rus_soc/104506.html (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  26. Там же.
  27. Там же.
  28. Сколько русских в России или почему молчит Росстат? – Newsland, 2011 4 августа. – URL: http://newsland.com/user/4296736182/content/skolko-russkikh-v-rossii-ili-pochemu-molchit-rosstat/4213121 (Дата последнего обращения: 26 ноября 2019 г.)
  29. Относительному улучшению статистики способствует возвращение русского населения из стран СНГ. По данным Росстата с 1989 по 2010 годы в Россию из бывших советских республик вернулось 7 млн. чел. (Пшеницын А. Как вымирают русские в России. Горькая статистика). Возвращается, в основном, именно русское население.
  30. Апокалиптическая перспектива сегодня актуальна не только для России. По сути, под знаком демографического катаклизма находится и Европейская цивилизация. Так, например, во Франции сегодня на мусульманок приходится в среднем по 2,8 ребёнка, на католичек – 1,9, на матерей, не относящих себя к какой-либо религии, — 1,7. Что касается детей, родившихся 10 лет назад, то почти у 20% из них был по крайней мере один родитель-мусульманин. (См.: Не упасть в демографическую яму. Сколько детей должно рождаться в России? — Газета «Аргументы и факты», 2017 31 мая). В России и в Европе демографические проблемы имеют разные причины и механизмы воспроизведения. Но и в том, и в другом случае они оказываются следствием политики, осуществляемой именно западной политической элитой. В связи с этим вспоминается древнегреческий миф о царе Мидасе, рассказывающий о том, что всё, к чему прикасался Мидас, превращалась в золото. Несколько перефразируя эту мифологему, можно отметить, что всё, к чему прикасается современная элита Запада неизбежно обретает отпечаток катастрофы и распада. Это относится и к самому Западу: порождённый им капитализм превращается в инструмент суицида самой Западной цивилизации.
  31. Пшеницын А. Как вымирают русские в России. Горькая статистика.

Сергей Иванников

 

Телескоп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *