«Вы кровию своею спасли Отечество». Объясняем, почему для Беларуси Отечественная война 1812 года – «наша война»

Попытки объявить Отечественную войну 1812 года «чужой» для Беларуси предпринимаются начиная с 1990-х гг. В середине 2010-х планомерная работа, можно сказать, увенчалась успехом – даже на уровне Академии наук Беларуси эта война более не именуется Отечественной, что уж говорить о желтой прессе наподобие «Комсомолки» или «Нашей Нивы». Среди прозападных националистов утвердилось мнение, что война была «русско-французской» (именно так, т.е. зачинщиком объявляется Россия, а не Франция, иначе называли бы «франко-русской»), а белорусское население в худшем случае просто «страдало» от военных действий, а в лучшем – радостно участвовало в войне на стороне Наполеона, мечтая возродить могучее независимое Великое Княжество Литовское.

Недавно «свядомые» попытались втащить в этот дискурс Президента Беларуси Александра Лукашенко, зацепившись за его высказывание о «не наших войнах» в интервью казахстанскому изданию «Хабар». Однако пресс-секретарь Президента Наталья Эйсмонт расставила все точки над «i», пояснив, что «не наши» – это войны, которые начали не «мы», то есть не Россия и Беларусь, а наши западные соседи.

Ниже мы быстро разъясним, почему для белорусов война 1812 года – такая же Отечественная, как и для великорусов.

  • Территория современной Беларуси на 1812 год находилась полностью в составе Российской империи. Таким образом, даже чисто формально война автоматически была для белорусов «своей». Как и для представителей иных народов, населявших данную территорию (например, евреев и литовских татар). «Отсидеться в кустах» у белорусов, даже если они сильно захотели бы, не получилось бы – так или иначе пришлось бы участвовать в боевых действиях или быть вовлеченными в быт войны. А дальше идет самое интересное.
  • «Отсиживаться в кустах» белорусы в 1812 году не пожелали. Они совершенно явно и откровенно встали на защиту родной земли, на которую пришел враг – французы (вернее, не только они, поскольку Великая армия Наполеона представляла собой гигантский конгломерат наций). Именно на белорусской земле развернулось массовое партизанское движение – никем не инспирируемое, народное, родившееся «снизу». Особенно крупные отряды были созданы в селе Тростянка Игуменского уезда, деревнях Есьманы, Можаны, Староселье и Клевки Борисовского уезда, Воронки Дрисского уезда. Партизанский отряд крестьянина Максима Маркова из полоцкой деревни Жарцы действовал так активно, что французы так и не смогли захватить эту деревню. 12-тысячный оккупационный гарнизон Витебска партизаны практически блокировали и довели ситуацию до того, что французы вынуждены были держать в тылу 10-тысячную армейскую группировку – и это в разгар Бородинского боя. А французский комендант Витебска маркиз де Пастере жаловался, что ему практически нечем кормить подчиненных – все обозы с продовольствием, идущие в город, перехватывают партизаны…

Примеры действий белорусских партизан 1812 года сохранились и задокументированы: «Два французских солдата из корпуса Даву, во время движения на Могилёв, около деревни Есьманы, отстали от колонны, сбились с пути, и попали на другую дорогу, где встретили их вышедшие из лесу два крестьянина, Сделав вид, что желают помочь французам выйти на дорогу, крестьяне завели их вглубь леса и убили палками, а трупы закопали вблизи от дороги». У деревни Михосинка крестьяне столкнули 15 человек французов с крутого берега в реку Волту. В деревне Вороньки расположившийся на ночлег французский отряд в 50 человек ночью был атакован крестьянами соседних деревень и полностью истреблен… И так далее.

Стоит ли говорить о том, что люди, не считающие войну своей, так себя не ведут? Они сидят дома на печке, стараются уцелеть и выжидают, чья возьмет. Белорусы в 1812-м вели себя совершенно иначе. И когда в 1816-м партизанам отряда Максима Маркова торжественно вручили серебряные медали «Отечественная война 1812 года», все они с гордостью и волнением надели эту высокую награду. Потому что знали: война действительно была Отечественной.

  • Истории неизвестны решительно никакие примеры того, когда белорусы массово и с энтузиазмом поддержали бы наполеоновских оккупантов. Сейчас нам рассказывают о том восторге, с каким минчане слушали речи маршала Даву и записывались волонтерами в кавалерию. Всё правильно, вот только есть один нюанс – мечтой этих восторженных волонтёров была никакая не Беларусь, а огромная, мощная Польша – желательно в границах 1772 года. И были эти волонтеры, конечно, никакими не белорусами, а местными поляками либо давно ополячившимися шляхтичами. Так что о том, что местное польское и ополяченное шляхетство (кстати, далеко не всё и не всегда) поддержало Наполеона, говорить вполне можно. А как поступали с французами белорусы – см. выше. Без долгих разговоров сталкивали с крутых берегов в реки и убивали палками в лесах…
  • Именно на белорусской земле были даны первые успешные оборонительные бои, сорвавшие планы быстрого продвижения Наполеона вглубь России. Назовем только самые выдающиеся из этих сражений:
  • 9-10 июля – Мирский бой. Под Миром казачий корпус М.И.Платова атакует польскую уланскую дивизию Рожнецкого и за два дня уничтожает шесть уланских полков. Кстати, провел казаков Платова по заболоченной местности из Столбцов местный житель, белорусский крестьянин деревни Симаково по имени Денис;
  • 11 июля – бой под Салтановкой. Согласно преданию, именно там Н.Н.Раевский, видя, что солдаты дрогнули, взял за руки своих малолетних детей и бросился с ними под пули;
  • 13-14 июля – бои под Островно. Русские офицеры и солдаты самоотверженно выполняют приказ генерала А.И.Остермана-Толстого «Стоять и умирать»;
  • 15 июля – под Кобрином 3-я армия генерала А.П.Тормасова атакует саксонский корпус генерала Кленгеля и выбивает его из города. Потери русских – 250 человек, саксонцев – 1500 убитыми и 2500 пленными. Первая убедительная победа русских в Отечественной войне;
  • 18-20 июля – трехдневный бой под деревней Клястицы, в котором геройски гибнет генерал Я.П.Кульнёв;
  • 31 июля – австрийский корпус Шварценберга пытается разгромить Тормасова у Городечно. Тормасов стойко защищается весь день и отходит к Луцку, не оставив никаких трофеев. После этого боевые действия на юге Беларуси прекращаются;
  • 5-6 августа – первая попытка русских освободить Полоцк. Она не удается, но французы убеждаются в том, что воинский дух противника высок и решают не развивать наступление на Петербург. Угроза для столицы России сорвана…

Отдельная героическая страница – оборона 10-тысячным гарнизоном крепости Бобруйск, которую французы не смогли взять за пять месяцев. Районы Бреста и Мозыря русские контролировали на протяжении всей войны.

  • Именно на белорусской земле была окончательно добита Великая армия, именно здесь ее отступление из России превратилось в бегство. Перечислим наиболее важные сражения:

7 октября – в тяжелейшем бою освобожден Полоцк.

19 октября – корпуса маршалов Виктора и Удино разбиты у деревни Чашники.

10-16 ноября – бои за Березинскую переправу. И хотя остаткам Великой армии удалось вырваться из «мешка» и оставить за собой дорогу на Вильно, во французском языке слово «Березина» до сих пор означает ужасающую по масштабам катастрофу. Во время переправы Великая армия теряет 15 тысяч убитыми, замерзшими и утонувшими, 23 тысячи попадают в плен. Потери русских – 4 тысячи.

21 ноября в Сморгони Наполеон издал бюллетень, где публично признал провал русской кампании и два дня спустя, передав командование маршалу Мюрату, выехал в Париж.

1 декабря – один из последних боев Отечественной войны 1812 г. в Беларуси, под Плещеницами. Из 380 тысяч наполеоновских вояк, перешедших Неман в июне, возвращались 21 тысяча, из них с оружием – примерно тысяча человек, один батальон. Из 1400 орудий французские артиллеристы везли назад… девять.

На отступление французов белорусские крестьяне тоже не смотрели спокойно и равнодушно, а всячески помогали русской армии добивать врага. Кстати, именно в конце 1812 года в Беларуси родилось хорошо знакомое всем ругательное слово «шваль». На самом деле это «chevalle» — по-французски «лошадь». Так измученные, вконец оголодавшие оккупанты умоляли белорусских крестьян дать им хоть какой-нибудь еды – хотя бы конины… При этом называли «cher ami» — «дорогой друг». А белорусы быстро переделали это в «шаромыжник».

  • На белорусской земле были воздвигнуты величественные памятники Отечественной войне 1812 года. В 1849-м установили однотипные чугунные монументы в Клястицах (разрушен в 1929 г.) и Полоцке (разрушен в 1932 г., восстановлен в 2010 г.), в 1912-м – в Витебске и деревне Ляды, в 1962-м – в Островно и Клястицах, в 1974-м – в Полоцке. 2 июля 2010 г. в минском храме Всех Святых в присутствии Президента А.Г.Лукашенко были торжественно перезахоронены останки воинов Отечественной войны 1812 года, Первой мировой войны и Великой Отечественной войны.

Таким образом, белорусская земля в 1812 году стала землей воинской славы и доблести, на которой были продемонстрированы примеры безграничной храбрости и верности долгу, любви к Родине и стремления к ее освобождению от иноземных захватчиков.

«Вы кровию своею спасли Отечество», — так обратился император Александр I к подданным в феврале 1813 года. И эти слова напрямую относятся и к тем белорусам, которые не жалели жизни за свою Отчизну.

 

Телескоп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *