ОСАДОЧЕК ОСТАНЕТСЯ

Не наши войны… В последние дни это словосочетание не звучало разве что из утюга.

Началось все еще 21 октября, когда Александр Лукашенко в интервью казахскому информагентству «Хабар» заявил, что Отечественная война 1812 года, Первая мировая и Вторая мировая (Великая Отечественная) – «не наши войны», т.е. не войны Беларуси: «Кто-то нами понукал, кто-то пытался на колени поставить. Особенно в Беларуси. Все эти войны — не наши войны. Отечественная война 1812 года, Наполеон прошелся до Москвы и назад вернулся через Беларусь. Все разграблено, все было уничтожено. Потом Первая мировая война. Дошли до того, что от Беларуси осталась только узенькая полосочка — часть восточных губерний отошла России, а до Минска отошла к Польше по Рижскому договору. Потом Вторая мировая война, у нас — Великая Отечественная война. Полностью Беларусь стерли с лица земли. Это не наши были войны. Мы тем не менее горя хлебнули».

Сообщение повисло в воздухе, но 4 ноября мячик отбил премьер России Дмитрий Медведев, давший развернутый комментарий: «Мне кажется, что ни в коем случае мы не должны бросать хоть какую-то тень на подвиг наших предков, которые защищали свою землю. Жили на территории современной России, Беларуси, но ведь они защищали свою землю от захватчиков. Так было в 1812 году, так было в период Первой мировой войны, какую бы там оценку ни давали ей историки. Так, естественно, было в период Второй мировой, или Великой Отечественной войны. Наши отцы и деды защищали свою землю, это не «участие в чужих войнах». Поэтому для меня очень странно слышать такие слова».

     В Беларуси это высказывание сочли достойным реакции. Но Медведеву ответил не сам автор термина «не наши войны», а его пресс-секретарь Наталья Эйсмонт, которая не пожалела сарказма, посоветовав Медведеву не обсуждать «седые времена», а решать конкретные вопросы по поставкам, и вообще высказала недоумение, кому понадобилось поднимать эту тему.

Нет смысла рассуждать о том, насколько неприятна эта перепалка между политиками союзных стран. Тем не менее остановимся на нескольких бесспорных моментах. Во-первых, высказывание Александра Лукашенко про «не наши войны» действительно выглядит, мягко говоря, крайне неуклюже. Понятно, что он имел в виду тот факт, что не Беларусь и не Россия развязывали войны 1812, 1914 и 1939 годов. Однако сказано было не это, а то, что войны – «не наши». А отсюда можно сделать вполне однозначный вывод – раз войны не наши, то и к победам мы отношения не имеем, и ветераны «не наши», и вообще наша хата с краю. Да и вообще, что за странный подход?.. Можно подумать, что война «наша» только для той страны, которая ее развязывает. Однако это далеко не так. Русские и белорусские люди проявляли массовый героизм, отдавали жизни, кровью оплачивая каждую пядь Родины – и не задавали себе вопрос о том, зачем и почему враг напал на нас. Раз напал – защищаемся, остальное потом!.. А позиция «Не наше дело» расцвела в Беларуси буйным цветом примерно в 2000-х, когда все громче начали звучать голоса о том, что в войне 1812 года белорусы сражались с обеих сторон, Первая мировая была вообще не нужна, а в Великой Отечественной коллаборантов было не меньше, чем партизан, и они тоже «часть нашей истории». Ничего, кроме возмущения, такой подход вызвать не может.

Обращает также внимание тот факт, что заявление было сделано Лукашенко в беседе не с кем-нибудь, а с казахом – представителем еще одной молодой нации, развивающей свою государственность после распада СССР. Т.е. президент Беларуси явно апеллировал к тому, что для казахов войны России 19-20 веков тоже «не наши», т.к. казахи в то время тоже «под плеткой были». И, кстати, казахский журналист никак на это не возразил.

В общем, с любой точки зрения фраза, сказанная Лукашенко (причем несколько раз) выглядит крайне двусмысленно и вызывает скорее негативную реакцию. Зато ей могут с чистым сердцем поаплодировать белорусские националисты, для которых все перечисленные войны действительно с любой стороны «не наши». «Нашей» для них будет лишь война, где белорусская армия будет защищать Беларусь от России. Все прочее – «чужое».

Во-вторых, странным выглядит также попытки Эйсмонт переложить ответственность за поднятую тему на Медведева. Поднял ее как раз не российский премьер, а белорусский президент. Который, кстати, мог бы ответить на недоуменную реплику коллеги сам, а не скрываться за спиной девушки-пресс-секретаря. Впрочем, это вполне продуманный шаг: так Лукашенко поступает всегда, когда считает ниже своего достоинства реагировать на собеседника. Политологи помнят не один десяток подобных ляпов белорусского президента, которые потом пресс-секретарь, МИД и провластные политологи комментировали в духе «На самом деле имелось в виду совсем другое». Так-то оно так – но все же странно слышать подобные неаккуратные фразы от политика с громадным опытом.

В общем, так или иначе, нивелировать неприятный эффект, произведенный фразой про «не наши войны» на постсоветском пространстве, Беларуси не удалось. Устами пресс-секретаря Эйсмонт она просто попыталась неуклюже «перевести стрелки» на Россию. А количество поклонников президента Лукашенко в России после 21 октября совершенно точно уменьшилось. И можно понять почему: для россиян память об Отечественной войне 1812 года, Первой мировой и в особенности Великой Отечественной – свята. И любое неосторожное высказывание в духе «нам эти бои нужны не были» воспринимается в России как личное оскорбление. «Проехать», может, и «проедем» — но осадочек от ноябрьской перепалки все равно останется. Грустно…

 

Телескоп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *