Николай Сергеев: 17 сентября 1939 года как знаменательная дата отечественной истории

17 сентября одна из самых знаменательных дат в истории Белоруссии и Русского мира. В этот день в 1939 году начался Освободительный поход Красной Армии в Западную Белоруссию и Западную Украину, который положил конец жестокому национальному, религиозному и социальному гнету, которому подвергалось восточнославянское население «кресов всходних» (восточных территорий) предвоенной Речи Посполитой.

Последняя явилась из исторического небытия вследствие геополитических и социальных потрясений, связанных с падением исторического Российского государства в октябре 1917 года, Гражданской войной и неудачной польско-советской войной 1920 года.

По итогам Рижского договора 1921 года западные земли Белоруссии и Украины оказались под пятой польских панов, которые в течение 18 лет занимались выбиванием из русаков (так поляки называли западных белорусов) ненавистного «великой Польщизне» православно-русского духа. «Белорусы – это ноль!», так определял цели национальной политики довоенной Польши на ее восточных землях «начальник государства Польского» Юзеф Пилсудский.

Юзеф Пилсудский
Юзеф Пилсудский: он ненавидел восточных славян и вытащил
из небытия недоброй памяти Речь Посполитую

И эта политика неуклонно проводилась в течение всего периода польского владычества на западнобелорусских землях. При этом особое внимание польские власти уделяли ликвидации белорусских учебных заведений в Западной Белоруссии. Из 514 белорусских школ, работавших в Западной Белоруссии в 1921 году, к 1939 году не осталось ни одной. Польские власти закрыли также 8 белорусских гимназий и 2 учительские семинарии, а единственную белорусскую гимназию в Вильно превратили в филиал польской гимназии.

Полная ликвидация образования на белорусском и русском языке была нацелена на тотальное ополячивание белорусской молодежи и одним из главных препятствий этому польские власти видели в белорусских учителях. Так, в записке полесского воеводы В. Костек-Бернацкого министру внутренних дел Польши в январе 1937 года указывалось, что «не может быть и речи о том, чтобы в течение ближайших 10 лет учителем на Полесье был белорус или даже местный полещук. Учитель-полещук православного вероисповедания чаще всего русифицирует местное население, вместо активной учительской деятельности для пользы Польши».

А в  секретной записке белостокского воеводы Г. Осташевского от 23 июня 1939 года говорится следующее: «Сознательный белорусский элемент придерживается прорусской ориентации. В первом ряду стоят здесь старинные русские симпатии…Мы должны одолеть древнюю белорусскую культуру».

Полещуки
Жители Белорусского Полесья – носители древнего русского духа.
Во время переписи 1921 г. в довоенной Польше полещуки
определяли себя русинами, русскими

В 1937 году польским МВД был подготовлен план под названием «Перспективы внутренней колонизации», согласно которому предусматривалось переселение 6 миллионов поляков из западных областей Польши на западнобелорусские земли с целью их последующего полного ополячивания.

Террор, развязанный польскими властями в Западной Белоруссии был направлен также и против православия как религиозной составляющей общерусского самосознания белорусского народа. Главную роль в гонениях против православия играл польский костел, рассчитывавший воплотить давнишнюю цель политики иезуитов – полностью лишить белорусов православно-русского сознания и тем самым превратить их в этнографический назем с последующей полной полонизацией. Белорусы как самобытный восточнославянский народ на «восточных территориях» должен был прекратить свое существование.

Православная церковь в Западной Белоруссии, на Западной Украине, в первую очередь, лишалась материальной основы. Так, к середине 1929 года на «кресах всходних» у православной церкви было изъято более 1300 храмов, которые передавались польскому костелу или польской администрации.

В оставшихся в распоряжении православной церкви храмах польские власти запрещали использовать в богослужении церковно-славянский и русский языки и обязывали служить и проповедовать исключительно по-польски. Ослушники же из числа священнослужителей подвергались репрессиям. Фактически речь шла о ликвидации православной церкви на «восточных территориях».

Храм Александра Невского в Варшаве
Храм Александра Невского в Варшаве (фото 1912 г.): был разрушен польскими властями в 1924-1926 годах из-за ненависти ко всему русскому и православному

Конечно, положение в это же время православной церкви в СССР было далеко не безоблачным. В Советском Союзе Русская православная церковь считалась пережитком прошлого (как, впрочем, и другие конфессии) и по этой причине находилась в опале у властей. Но в отличие от довоенной Польши ущемление православной церкви в СССР происходило не по конфессиональному или национальному признаку, а по причине атеистического характера советского государства.

Более того, пройдет немного времени и отношение государства к Русской православной церкви станет намного лояльней.  Хотя вплоть до ухода Советского государства в историю в 1991 году партийные органы исходили из того, что современное общество не нуждается в таком институте как церковь. Со своей стороны РПЦ считала, что подобная позиция государства является глубоким (но в тоже время преходящим) заблуждением.

Что касается социально-экономического положения Западной Белоруссии, то польские власти рассматривали «кресы всходни» как колониально зависимые земли, население которых подвергалось нещадной  эксплуатации, а природные богатства хищническому разграблению. Народное хозяйство «восточных территорий» находилось в глубоком упадке, которое за все годы «польского часа» так и не поднялось хотя бы до уровня довоенного 1913 года.

Западнобелорусская деревня страдала от безземелья (более половины пахотных земель находилось в руках польских магнатов) и нищеты и вынуждена была батрачить за гроши на польского пана. Промышленность Западной Белоруссии была представлена в основном мелкими предприятиями с крайне низкой степенью механизации труда. Причем за свой труд работники этих предприятий получали в 2 раза меньше рабочих центральной Польши.

Подобное беспросветное положение вынуждало сотни тысяч западных белорусов покидать родные места и в поисках заработка  отправляться в Западную Европу или за океан. С другой стороны, тяжелейший социально-экономический и национально-религиозный гнет порождали широкое национально-освободительное движение, принимавшее формы не только политической, но и вооруженной борьбы Последняя развернулась с самого начала 20-х годов. Тогда в партизанских отрядах состояло около шести тысяч активных бойцов. Для подавления западнобелорусского партизанского движения польские власти неоднократно проводили широкомасштабные армейские операции и специальные карательные акции.

Газеты КПЗБ
Подпольные издания Коммунистической партии
Западной Белоруссии

Например, только в апреле 1925 года в одном Полесском воеводстве было арестовано и брошено в застенки почти полторы тысячи партизан и подпольщиков. И подобные карательные акции, сопровождавшиеся расстрелами участников западнобелорусского сопротивления, проводились по всей Западной Белоруссии. После чего руководство Коммунистической партии Западной Белоруссии (КПЗБ), а она была авангардом освободительного движения, приняло решение об изменении методов борьбы, Упор был сделан на действия в рамках легальных общественно-политических объединений.

В июне 1925 года КПЗБ совместно с Белорусским посольским клубом (объединение депутатов  польских сейма и сената, избранных от Западной Белоруссии) и некоторыми другими революционно-демократическими организациями создали Белорусскую крестьянско-рабочую громаду (БКРГ). За короткий срок она приобрела характер массового народного движения. К началу 1927 года БКРГ насчитывал более 100 тысяч членов, что не на шутку встревожило польские власти.

В начале 1927 года на Громаду обрушились жестокие полицейские репрессии (арестованы были даже депутаты сейма), а 21 марта БКРГ была запрещена. Однако, несмотря на жестокие репрессии, КПЗБ продолжила освободительную борьбу в глубоком подполье, которая продолжилась вплоть до Дня воссоединения.

Территория БССР после воссоединения
Территория Советской Белоруссии после воссоединения 1939 года

Поразительно, но эти героические страницы белорусской истории практически не известны в молодежной среде. В то же время удивляться здесь нечему. Если в советское время дата 17 сентября широко отмечалась, то в суверенной Республике Беларусь она практически предана забвению.

Патриотически настроенная общественность неоднократно поднимала перед  вопрос о восстановлении в официальном календаре «17 сентября» в качестве праздничной или памятной даты. Но в ответ получала или молчание, или витиеватые рассуждение о «геополитической нецелесообразности» подобного шага. А ведь 17 сентября – это выдающаяся дата белорусской и общерусской истории и наш гражданский долг вывести ее из забвения.

Николай Сергеев

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *