Власти Беларуси и России хотят обогнать частных IT-гигантов

Недавно новостные ленты облетела очередная интеграционная новость: Беларусь и Россия планируют интегрировать системы идентификации. В сообщениях медиа, ориентированных на массовую аудиторию, упор делается на «бытовой» аспект. Объясняется, что резидентам Беларуси будет проще обслуживаться в российских банках, россиянам — в белорусских. Кроме того, банки взаимно расширят клиентскую базу. Однако у этого процесса есть и куда более глубокий смысл.

Для начала давайте разберёмся, что именно хотят интегрировать. Главным образом речь идёт о сопряжении белорусской МСИ (Межбанковская система идентификации) и российской ЕСИА (Единая система идентификации и аутентификации). Это электронные платформы, которые хранят большие массивы персональных данных банковских клиентов, а также данные юридических лиц, тоже являющихся клиентами банков. Это не что иное, как один из ключевых сортов «новой цифровой нефти». Если точнее, то «сырой нефти», потому что массивы этих данных можно использовать в различных сферах и необязательно для оказания банковских услуг.

Например, в октябре в Беларуси пройдёт очередная перепись населения. Впервые можно будет не разговаривать с переписчиком, а ответить на вопросы удалённо — через Интернет. Идентификация будет происходить через МСИ, то есть это почти электронный паспорт.

МСИ контролируется финтех-компанией «Небанковская кредитно-финансовая организация «Единое расчётное и информационное пространство» (краткое название – ЕРИП). Среди её основных акционеров — Нацбанк Беларуси (более 51 %), Беларусбанк (примерно 26,4 %) и Белагропромбанк (около 8,4 %). Первый банк — госструктура и регулятор рынка. Два вторых контролируются белорусским государством. Доли властей в обоих случаях — порядка 99 %.

Российская ЕСИА — это тоже государственный проект. Как и в случае с МСИ, фактически создается электронный паспорт. Обе системы имеют определённые недостатки. Однако важно, что параллельно с этими государственными платформами похожие вещи делают и частные цифровые гиганты. Они стремятся распространить границы своих систем не в отдельно взятом государстве, а глобально. И, конечно, корпорации таким образом в каждом конкретном случае обесценивают власть отдельно взятой страны.

Стихийное стирание границ и риск перехвата рычагов управления — часть цифровой трансформации.

Есть даже на этот счёт своя теория заговора, хорошо показанная в американском фильме «Сфера» (The Circle), где есть два сценария: война госорганов и корпораций либо их участие в гонке «цифровых вооружений». В мире сейчас параллельно развиваются оба сюжета. Синхронизация МСИ и ЕСИА — это как раз «гонка». Не будем показывать пальцем, но одна из цифровых корпораций, родина которой — бывший СССР, уже очень активно работает в этом направлении. Хорошо, что в союзном проекте госорганы тоже решили не отставать. Интеграционная инфраструктура сейчас ведь состоит не только из сети дорог. Истина банальная, но пока власти здесь не всегда поспевают за частным капиталом. А это вопрос контроля. Пока только контроля рынка, но в будущем – контроля политического.

Василий Малашенков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *