Говоря об интеграции постсоветского пространства, много напирают на экономику и совсем недостаточно уделяют внимания философско-историческому, ментальному фактору интеграции. То есть вопрос можно сформулировать следующим образом: какая история может обеспечить успех постсоветской интеграции? Чтобы правильно ответить на этот вопрос, необходимо выяснить, какие исторические взгляды лежали в основе разрушения СССР, а следовательно, и дезинтеграции постсоветского пространства.

Ни для кого не секрет, что в основе разрушения СССР и последующей дезинтеграции постсоветского пространства лежали антирусские исторические взгляды, русофобия. Под предлогом укрепления независимости и суверенитета общественному сознанию в постсоветских республиках навязывались всевозможные антирусские исторические концепции. Притом антирусизм выступил в двух формах: антисоветизме и, собственно, русофобии.

В зависимости от аудитории и политической конъюнктуры дезинтеграторы использовали либо антисоветизм, либо русофобию.

Неслучайно с подачи русофобов президент Ельцин обсуждал план раздела России на 7 государств. Надо отметить, что русофобствующие политиканы сами ничего не изобретали, они всего лишь копировали антирусские и антисоветские взгляды, которые были изложены в работах западных историков и политологов. В общем, русофобия захлестнула пространство бывшего СССР. Общерусская история стала изображаться в сугубо негативном свете как главное препятствие на пути движения постсоветского общества к демократии и прогрессу.

Печальный итог этой антирусской вакханалии сегодня признан всеми здравомыслящими и не потерявшими совести учёными и политиками. Притом для России, Беларуси и Украины это отрицание общерусской истории вообще оказалось катастрофическим. Особенно эта катастрофа отразилась на демографическом состоянии наших стран. По расчётам доктора медицинских наук Игоря Гундарова, Россия за годы либеральной модернизации заплатила цену в 29 млн жизней, из них от избыточной смертности — 11 млн, от падения рождаемости — ещё 18 млн. А демографические потери Украины в результате так называемых либеральных реформ, по данным православного публициста В. Тимакова, достигли 10 млн человек. В 1989 г. Украина насчитывала почти 52 млн населения, а в 2012 году — 45,5 млн (вместо 55–56). И даже Белоруссия за период с 1989 по 2009 г. потеряла 700 тыс. человек.

Таким образом, разрушение СССР привело к тому, что в значительной степени была девальвирована наша общерусская история, деформировано знание того, что есть добро, а что зло. Наши братские народы пытались лишить общерусского самосознания, философско-исторического единства, низвести до уровня животного бытия и единственными целями их жизни сделать цели физиологических вожделений. И, естественно, в итоге — всплеск негативности, в том числе и физическое вымирание населения. Так в виде калейдоскопа социально-экономических и духовно-нравственных катастроф наша общерусская история отомстила всем нам за нашу глупость разрушения собственной страны, за то зло (отрицание общерусской истории), которое русофобы навязывали белорусам, русским, украинцам в качестве якобы необходимого условия приобщения к западному благоденствию. Поэтому оздоровление ситуации в наших странах — это не просто решение частносоциальных задач (медицинских, физкультурно-спортивных, социально-культурных), а философско-историческая проблема, проблема возрождения общерусского смысла жизни наших людей. Возвращая общерусскую историю во все сферы жизнедеятельности постсоветского общества, возрождая общерусский смысл его жизни, восстанавливая знание того, что есть добро, а что есть зло, мы тем самым освобождаемся от целого спектра катастрофических процессов и выходим на интеграционную траекторию движения.

Политики прозападного толка любят рассуждать о европейских ценностях и стандартах. Причём в их трактовке эти ценности и стандарты непременно объявляются универсальными принципами, которыми должны руководствоваться все государства и народы, стремящиеся к демократии и прогрессу. Следует отметить, что частенько и более широкая публика, причисляющая себя к креативному сословию, принимает без особых сомнений тезис об универсальном характере западного общества. На этом мировоззренческом заблуждении и паразитируют современные политические и экономические резонёры, доказывающие, что исторический прогресс сводится к заимствованию западной парадигмы движения. Но в том-то и дело, что подобный вектор развития сегодня является абсолютно бесперспективным и бессмысленным.

Почему? Потому что прогресс в западной упаковке ограничивается лишь западными странами и его невозможно экстраполировать на не западную часть мирового сообщества именно по причине отсутствия тех условий, которые обусловили становление западной системы ценностей и западного образа жизни. То, что сегодня на Западе в какой-то степени является демократическим, обусловлено историческими факторами развития западной цивилизации, обустраивавшей своё благополучие за счёт других народов. Доказательство: колониализм и работорговля в прошлом, всевозможные дискриминации в настоящем. Общеизвестно, без этих несправедливостей не было бы ни современной Англии, ни Франции, ни Голландии, ни Бельгии, ни США, то есть всей западной цивилизации. Как справедливо отмечал известный американский политолог Хантингтон, «то, что Западу кажется универсализмом, остальному миру представляется просто империализмом».

Следовательно, более или менее демократические условия жизни западного общества — это примерно такие же условия, которые были характерны для жизни феодалов, помещиков. Ведь в кругу себе подобных помещики тоже были цивилизованными, прогрессистами, демократами. Они исповедовали принципы чести, достоинства, равенства, свободы и в каком-то смысле даже братства, к примеру рыцарские ордена. Западная буржуазия в плане прогресса и демократии ничего нового не придумала. Она лишь расширила границы принципа жизни помещиков на более широкие слои общества, отменив сословные привилегии и установив равенство перед законом, но за счёт расширения масштабов самой несправедливости. Если раньше эксплуатация ограничивалась областью феодально зависимых крестьян в самой Европе, то впоследствии в её орбиту были включены народы других континентов. Вот и весь прогресс. Вот и вся демократия.

Поэтому, когда нас убеждают, что на Западе озабочены только тем, чтобы побыстрее сделать постсоветские республики демократическими и процветающими, а для этого, дескать, надо поскорее принять западные рекомендации переустройства нашей жизни, это означает только одно: нам предлагают сварить кашу из одного топора. Не имея тех исторических, экономических, финансовых, торговых условий, благодаря которым и сложился современный тип западной экономической, политической и социальной жизни, мы никогда не создадим подобного социально-экономического и политического устройства. А простой перенос на нашу почву западной модели будет вести не к прогрессу и процветанию, а к регрессу и деградации.

Об этом мудро высказался духовный лидер индийского национально-освободительного движения Махатма Ганди. Когда накануне провозглашения независимости Индии английские журналисты спросили, не думает ли он, что его стране следует скопировать английскую модель развития, Ганди ответил следующее: «Британии потребовалась половина ресурсов планеты, чтобы достичь своего процветания. Сколько же планет потребуется Индии для развития?»

Ответ Ганди поучителен тем, что он показывает невозможность прогрессивного развития страны на основе экстраполяции такой модели, которая была основана на колониализме. Западные политики и эксперты советуют странам заимствовать их модели развития, но они не говорят о том, где найти столько планет, которые бы обеспечили процветание не западных народов. Поэтому и нам не надо думать, что мы можем заимствовать некую европейскую модель и стать на дорогу прогресса и процветания, не имея тех условий, благодаря которым и создавалось благополучие Англии, Франции, Голландии, США и других западных государств.

Важно понять, что современная форма западного процветания основывается на консервации несправедливых экономических, экологических, финансовых, торговых отношений с не западными странами.

Как подчёркивается в докладах программы развития ООН, торговая политика богатых стран по-прежнему является крайне дискриминационной по отношению к экспорту развивающихся стран. Например, «Вьетнам платит 470 млн долларов за то, чтобы экспортировать в США товаров на общую сумму 4,7 млрд долларов, в то время как Британия выплачивает ту же сумму в виде налога на экспортируемые товары общей стоимостью 50 млрд долларов». Не правда ли, какая честнейшая конкуренция! Западные правительства навязывают другим странам принципы свободной рыночной экономики, невмешательство государства в хозяйственную жизнь, а сами управляют этим рынком в собственных интересах без зазрения совести, игнорируя все принципы честной конкуренции и свободной торговли.

Отсюда должно быть понятно, что только интеграция постсоветского пространства, строительство Союзного государства являются предпосылкой прогресса наших народов в современном мире. И в этом процессе ключевая роль принадлежит общерусской истории в плане обретения исторической уверенности белорусов, русских, украинцев, казахов, армян в своём будущем и внушения безысходности всем русофобам в их попытках противодействия интеграции наших стран. Говоря об общерусской истории как ключевом факторе постсоветской интеграции, важны не столько события, хронология, примеры, сколько общерусская ментальность, общерусская идентичность. Это то, что в советское время обозначалось понятием «советский народ». Ведь в советской историографии даже досоветская история всех народов СССР как раз излагалась в русле общерусской народной истории, где союз, дружба, сотрудничество русского народа с другими народами российского государства являлись основой их исторического прогресса. И это было правильно. Вот почему все русофобы, дезинтеграторы в первую очередь стремятся изгнать советский период из нашей отечественной истории как наиболее близкий к сегодняшнему времени и тем самым наиболее опасный для их антирусских, дезиинтеграционных замыслов в отношении наших народов. Именно в общерусском характере выражается национальное бытие русских, белорусов, украинцев, цивилизационное единство всех народов бывшего СССР. Именно общерусская ментальность позволяет чувствовать и верить, что русофобы, дезинтеграторы не одолеют наши народы, не лишат их своей цивилизационной идентичности, своей исторической будущности. Это общерусское историческое сознание будет оздоровляюще действовать на политическую, социально-психологическую атмосферу в Беларуси, Украине, Казахстане, Армении и в других постсоветских республиках. Оно вселит в наших граждан идею исторического оптимизма, что как бы сложно ни шли интеграционные процессы, какие бы препятствия на их пути ни возводились, интеграционное дело будет продолжаться, а противники интеграции будут посрамлены и разбиты. Следовательно, в сознании наших народов будет укрепляться уверенность в себе, признание непобедимой силы общерусской истории. Это во-первых.

Но есть ещё второй аспект интеграционной сущности общерусской истории, который значит ещё больше. Это общерусское уважение к нравственным ценностям, которое не позволяет оскорблять другие народы, отрицает зло, насилие, чем так полна западная история (вспомним крестовые походы, рыцарские ордена, инквизицию, иезуитство, униатство, колониализм, современные интервенции против неугодных стран). Высокая нравственность общерусской истории, в том числе и советской истории, позволит преодолеть недостойную и антиисторическую политику, направленную на разъединение наших братских народов, на дезинтеграцию постсоветского пространства под предлогом так называемой евроинтеграции и защиты суверенитета постсоветских республик.

Смысл Союзного государства в том и состоит, что это государство основывается на национальных интересах, на цивилизационной идентичности наших братских народов. Сегодня наступает время больших смыслов. Необходимо понять, что Союзное государство — это и есть наша национальная идея, которую мы по-глупому пытаемся искать в выдуманной европейской истории («литвинской» или «польско-шляхетской»), но не в своей народной (общерусской) истории.

Как ни покажется это парадоксальным, но Союзное государство отвечает интересам и Европейского союза, поскольку устраняет дезинтеграцию постсоветского пространства, что является основной причиной сегодняшней неустроенности наших народов.

Дело в том, что общеевропейское пространство, как евросоюзовское, так и постсоветское, можно уподобить сообщающимся сосудам и дестабилизация в одной части этого пространства согласно закону о сообщающихся сосудах неизбежно перебрасывается на другую часть общеевропейского пространства. Наивно думать, что можно укрепить безопасность и благополучие в Европейском союзе, не укрепляя безопасность и благополучие на постсоветском пространстве.

Вот почему выработка сознания общей ответственности за стабильность и безопасность нашего Европейского континента закладывает фундамент для подлинной общеевропейской интеграции, для формирования новой системы международных отношений на основе баланса национальных, региональных и мировых интересов в современном многополярном мире. В этом и заключается смысл Союзного государства.

Создание Союзного государства — это не какие-то имперские амбиции России или желание отдельных политиков, а историческая необходимость, обусловливающая реальный прогресс Беларуси и России в многополярном мире.

Лев Криштапович, Сопредседатель Гражданской инициативы Союз

sonar2050.org