Анатолий Матвиенко: Юбилей национального предательства

В июне 2019 года, когда готовилось 75-летие Освобождения Беларуси от нацизма, Минск плавился от жары и шумел Европейскими играми, минула ещё одна годовщина. 27 июня 1944 года, когда войска 1-го Белорусского фронта неумолимо приближались к Минску, в белорусской столице, занятой врагом, «сливки» белорусского общества, благополучно пережившие оккупацию в объятиях гитлеровцев, с их благословения провели Второй всебелорусский конгресс (или съезд). Эти господа провозгласили Белорусскую Центральную Раду (БЦР) «полноправным и высшим представителем белорусского народа», а также правопреемницей Рады Белорусской Народной Республики (БНР), провозглашенной 25 марта 1918 года. Суть и смысл происходившего прекрасно отражает послание Белорусской Центральной Рады любимому предводителю:  

«Вождю великой Германии Адольфу Гитлеру, Главная квартира. 27 июня 1944 г. Второй Всебелорусский конгресс, на который съехались в столичный город Белоруссии – Минск 1093 представителя белорусского народа, поручил мне послать Вам, Фюрер, приветствие и заверить Вас, что белорусский народ будет неуклонно бороться вместе с немецким солдатом против общего нашего врага – большевизма. Мы надеемся и верим в окончательную победу, которая под Вашим руководством, при строительстве Новой Европы, принесет счастливое будущее белорусскому народу. Да здравствует победа!» Подписал Радослав Островский, председатель того сборища.

Удивительно напоминает верноподданническое послание Рады БНР кайзеру Вильгельму, не правда ли? Интереснее другое. В победу Третьего Рейха над Советами в 1944 году уже не верили сами захватчики. Невольно встаёт вопрос: в чем был смысл для немцев этого фарса с Всебелорусским съездом, когда полных ходом шла операция Красной Армии «Багратион» по освобождению Белоруссии?

Надежда гитлеровцев до самого окончания войны основывалась на ненависти к СССР наших западных союзников, причём, как это видится с высоты прошедших десятилетий, та вражда была лишь частным случаем русофобии. Нацисты рассчитывали убедить руководителей западного альянса, в первую очередь – Уинстона Черчилля, в необходимости создания единого фронта против большевизма. Благодаря этому сохранить нацистское государство, пусть в весьма урезанном виде.

Поэтому белорусские националисты-коллаборационисты получили некоторую ценность в глазах стратегов Рейха. Приблизительно как использованный презерватив, который, за неимением нового, можно попробовать прополоснуть и использовать ещё разок.

Расчёты наци оправдались частично. Ни британцы, ни, тем более, американцы не горели ввязываться в конфликт с самой мощной армией мира – советской. Но слабенький резерв из белорусских иудушек использовали в идеологической борьбе с СССР, что, возможно, сыграло какую-то роль, пусть невеликую, в достижении победы в Холодной войне.

Ну и кому теперь нужны наследники белорусских недобитков, верных союзников оккупантов? Окончательный приговор нацизму Нюрнбергского трибунала вроде бы никто не оспаривает…

Но вот из Германии пришла новость: всего за несколько дней до 75-летия позорного Второго конгресса там разорвалась бомба времён Второй мировой войны. Воронка получилась здоровенная! И это – не последняя.

Продукты жизнедеятельности коллаборационистов так же взрывоопасны до сих пор, как бомбы и снаряды.

Когда Союз нерушимый трещал по швам, а Варшавский договор уходил в историю, некие дальновидные господа озаботились, чтобы новые государства, возникавшие на руинах СССР, были пропитаны тем же духом коллаборационизма. И чтобы главные рычаги влияния попали в руки людей, готовых под лозунгами национальных интересов продать свои страны Западу, как в своё время литовская шляхта продала Польше независимость Великого княжества Литовского.

Сейчас трудно понять, как БНФовцы убедили консервативное большинство белорусского Верховного Совета поднять над страной нацистский бело-красно-белый флаг. Но объяснение есть.

Я помню настроения населения, особенно молодого поколения: мы бредили «новой эпохой», нонконформизмом, избавлением от устаревших догм коммунистической эры. О коллаборационизме почти ничего не знали. В советское время очень мало говорилось и о проститутской сущности БНР, и о масштабах предательства на оккупированных территориях.

В белорусском Музее Великой Отечественной Войны, на месте которого ныне достраивается офисное здание, нацистским прихвостням была уделена совсем маленькая экспозиция. Бело-красно-белый флажок размером примерно со спичечный коробок красовался на шинели полицая. О символах так называемой БНР образца 1918 года до развала СССР говорилось ещё меньше в силу плоского подхода к идеологии – всё несоветское считалось плохим и точка, подробности излишни.

Таким образом, к 1991 году народ не имел иммунитета к бело-красно-белому паскудству.

Людям ввели в уши, что это, дескать, древний белорусский символ, под славными бело-красно-белыми знамёнами наши не менее славные предки шли в бой под Грюнвальдом, ура-ура! Интернета в Беларуси, позволяющего узнать, что сей «исторический» флаг изобретён лишь весной 1917 года, не было. Предлагалось нечто альтернативное советской символике, якобы аутентично-белорусское… Меня насторожило лишь избыточное сходство с польским флагом.

Александр Лукашенко, дипломированный историк, первым делом убрал позорную БЧБ-тряпочку в качестве государственного символа. Сделать это было не очень сложно – уж больно неприглядными вышли первые годы независимости под этим флагом.

В дискуссиях о нацистском содержании БЧБ как государственного символа я неоднократно слышал аргумент, что власовская РОА использовала триколор, ныне – государственный флаг Российской Федерации, но его не называют флагом коллаборационистов. Сравнивать триколор с БЧБ смешно. Сине-красно-белое полотнище служило государственным флагом Российской Империи с конца XIX века, с ним страна пережила русско-японскую и Первую мировую войну, три революции… Всё это – важнейшие события российской истории (нашей – тоже), а восстановление имперской символики обозначает преемственность современного государства по отношению к державе Романовых.

Для сравнения, вспомним «славные» дела, творимые под БЧБ. В 1917 году депутаты мелкой национальной партии, с треском проигравшей выборы на Первый всебелорусский конгресс и потому едва представленной в депутатском корпусе, контрабандой протаскивают свой флажок и вывешивают его наряду с красным знаменем и другими флагами. То есть создают видимость своего присутствия.

В 1918 году группка самозванцев, не представляющих никого, кроме самих себя, и никем ни на что не уполномоченных, провозглашают «государство» БНР под протекторатом германских оккупантов. Что особенно анекдотично – гордятся своим поступком. На самом деле – осложняют создание советской республики в Беларуси, так как после идиотской выходки с БНР московские большевики настороженно относятся к государственности белорусов.

В конце Гражданской войны под бело-красно-белым флагом учиняются массовые погромы и убийства на юге Беларуси в районе Слуцка.

В межвоенный период последыши БНР на польской территории агитируют за Беларусь, но против большевизма. То есть против объединения двух частей Беларуси в единую БССР. Молодцы, чесслово…

О нацистском периоде коллаборационистского лизоблюдства уже сказано. Хоть я не устану повторять: они – предатели и ренегаты.

В послевоенное время бело-красно-белые «патриоты» боролись против Советской Беларуси. Я не в восторге от коммунистического режима, но будем объективны: другой Беларуси не существовало. Белорусские наци боролись против единственной.

В общем, ни единого позитивного момента. Обман, лицемерие, предательство, убийства, развал. Карма какая-то скверная у этого символа. Кстати, сказывается и сейчас, ни одной из политических партий, использующих БЧБ, не удалось достичь хоть минимальных успехов. Флаг лузеров!

Но бомба БНР-БЦР-БНФ-БЧБ всё ещё не обезврежена до конца и может рвануть как та, в Германии.

У нас распевают «Магутны Божа» на слова национальной предательницы Ольги Арсеньевой, участницы нацистского Второго белорусского конгресса.

У нас увековечивают память и публикуют стишки Ларисы Гениюш, национальной предательницы, участницы нацистского Второго белорусского конгресса.

У нас публикуют тексты авторства Радослава Островского, который от имени Второго всебелорусского конгресса подписал холуйское письмо фюреру. Не верите? Сходите по этой ссылке и узнайте, каким прогрессивным, оказывается, событием в истории Беларуси стал тот съезд: «Другі Ўсебеларускі Кангрэс 1944 году становіць адзін з этапаў барацьбы беларускага народу за ўзнаўленьне свае дзяржаўнасьці».

Поэтому каждый взмах бело-красно-белой тряпкой на улице белорусского города напоминает нам: нацистская бомба образца 1944 года не обезврежена и может рвануть. Будьте бдительны, сограждане!

Анатолий Матвиенко

 

Телескоп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *