Феномен Великой Отечественной войны, несмотря на свою отдалённость для нашего современника, тем не менее нисколько не теряет своей социально-политической актуальности и исторической значимости. События Великой Отечественной войны — это не просто героическое прошлое наших народов в историческом календаре, а глубокое смысловое явление отечественной истории, укоренённое в ментальных структурах белорусского, русского и украинского народов. Это Вечный огонь великой Победы, который пронизывает своими лучами всю нашу историю — прошлое, настоящее, будущее. Это только на первый взгляд — военные события, а в своей глубинной сущности — аккумулированное выражение всей отечественной истории. Уберите Великую Отечественную войну из нашей истории — и нет уже самой истории.

Победа Советского Союза над фашистской Германией и её сателлитами — судьбоносное явление. Это вечная мировая и национальная ценность наших народов и всего человечества. Чувство человечности и патриотизма наших людей в годы Великой Отечественной войны достигло наивысшего накала. Стремление отстоять независимость страны, родную землю, свои алтари и очаги было неукротимым. Понимание этого объединило в общей ненависти к врагу и общем порыве людей всех национальностей, различного социального происхождения и положения. В народном самосознании того времени господствовал русский советский патриотизм, поскольку система ценностей советского общества разделялась подавляющим большинством населения страны. Отсюда и сопротивление врагу было всенародным. Все слои советского общества воспринимали войну против фашизма как войну священную, народную, спасительную, как Великую Отечественную войну.

Фальсификация исторического смысла

Все антисоветчики и русофобы не случайно направляют свой главный идеологический удар на разрушение смыслового пункта нашей отечественной истории — Великую Отечественную войну советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Зачем это делается? Затем, чтобы сменить ментальность наших людей, осуществить перекодировку их исторического сознания с национальной на прозападную трактовку Великой Отечественной войны как Второй мировой войны и тем самым реализовать свои геополитические интересы на большом евразийском пространстве.

В чём выражаются геополитические интересы Запада на нашем евразийском пространстве? Во времена фашистской агрессии эти геополитические интересы состояли в уничтожении Советского Союза и советского народа как большого самостоятельного государства и великого суперэтноса  в интересах «жизненного пространства» немецких колонизаторов и гитлеровской «Новой Европы»; в настоящее время эти геополитические интересы Запада заключаются в сохранении так называемых «новых независимых государств» — этих своеобразных удельных княжеств современности — и расчленении России на несколько якобы самостоятельных республик или, при невозможности реализации этого сценария, в привязке России в качестве сырьевого придатка в интересах западных корпораций и американского однополярного миропорядка. Поэтому противники России и Русского мира в настоящее время занимаются самой оголтелой фальсификацией Великой Отечественной войны в интересах западной олигархии и бюрократии.

Разрушая ментальные основы исторического сознания наших народов, тем самым разрушается всё национальное самосознание, а следовательно, наши народы лишаются смысла своего исторического бытия, исчезают из истории как цивилизационная и духовно-культурная общность. Народ, лишённый своей истории, перестаёт быть народом, нацией, превращается в этнографический материал.

Эта фальсификация Великой Отечественной войны приобрела многоаспектный, многомерный, многоказусный характер. Весь этот фальсифицированный калейдоскоп целесообразно разделить на два вида: фальсификация фактографическая и фальсификация системная. Фактографическая фальсификация представляет собой или искажение, извращение реальных событий военного времени, или изобретение вымышленных «фактов» как подлинных явлений Великой Отечественной войны. Противодействие, разоблачение фактографической фальсификации о Великой Отечественной войне не представляет особых затруднений, поскольку такой фальсификацией затрагивается лишь поверхностное сознание человека, рассчитанное лишь на незнание им подлинной истории военных событий. Стоит только указать на искажение исторических фактов или вымышленный характер таких «фактов», как с фактографической фальсификацией в плане истины покончено.

Например, приписываемое Сталину выражение «У нас нет пленных, у нас есть предатели». На самом деле данная фальсификация, как указывал видный российский историк Виктор Земсков, была изобретена в писательско-публицистической среде в 1956 году на волне критики культа личности Сталина.

Следует сказать, что эта фальсификация и сегодня имеет «широкое хождение в публицистике, художественных фильмах и художественной литературе, но в научной литературе по указанной причине, естественно, не используется». К фактографической фальсификации истории Великой Отечественной войны относится и фабрикация не существовавших никогда документов. В настоящее время общеизвестно, что специально с целью дискредитации Сталина ещё в хрущевские времена было сфабриковано подложное «донесение» советского разведчика Рихарда Зорге, якобы датированное 15 июня 1941 года и сообщавшее дату немецкого вторжения — 22 июня 1941 года. «На самом же деле Зорге такого донесения не посылал, так как не знал точной даты немецкого нападения на СССР».

Гораздо сложнее обстоит ситуация вокруг системной фальсификации Великой Отечественной войны. При системной фальсификации переписываются не просто отдельные факты, а весь смысл Великой Отечественной войны, а следовательно, искажается всё наше историческое знание и сознание о войне. И вместо действительной истории Великой Отечественной войны нашим людям навязывается совершенно ложный взгляд на битву наших соотечественников против фашистских агрессоров. Системная фальсификация сводится к замене реального смысла антиисторическим смыслом о Великой Отечественной войне. Проблема ещё и в том, что внешне системная фальсификация, в отличие от фактографической, выглядит вполне объективной даже для людей, знающих историю войны, и весь парадокс заключается в том, что зачастую люди, разоблачающие фактографическую фальсификацию, сами соглашаются или даже участвуют в конструировании системной фальсификации, нисколько не подозревая о такой метаморфозе.

Великая Отечественная война и Вторая мировая война

Рассмотрим две основные системные фальсификации Великой Отечественной войны. Первая из них сводится к подмене Великой Отечественной войны Второй мировой войной.

В западной историографии, а также в ряде работ в странах СНГ говорят только о Второй мировой войне, но тщательно избегают упоминания о том, что для наших народов это была не просто Вторая мировая война, а именно Великая Отечественная война.

На первый взгляд, кажется, какая здесь может быть системная фальсификация? Ведь, действительно, хронологически это была Вторая мировая война, почему же нельзя это определение использовать для характеристики нашего сражения с фашистами? Тем более что Англия и США были нашими союзниками по антигитлеровской коалиции. Уже подобные размышления, ставящие знак равенства между нашей Великой Отечественной войной и их Второй мировой войной, говорят о том, что мы вольно или невольно становимся на дорогу системной фальсификации о Великой Отечественной войне.

Да, для западных стран (Англии, США и других) это была действительно Вторая мировая война. Вторая мировая война означает то, что это была традиционная война между западными странами за победу той или другой капиталистической группировки. Аналогично, как это было в Первой мировой. Речь шла только о том, кому достанутся африканские, азиатские, тихоокеанские колонии: Англии, Франции, США или Германии, Италии, Японии? Речь шла только о том, кто будет доминатором буржуазного западного мира: Англия, США или фашистская «Новая Европа» во главе с Германией? Никаких судьбоносных вопросов для человечества Вторая мировая война не решала, поскольку сама эта война лежала вне подлинных интересов человечества. Никаких принципиальных идеологических, мировоззренческих, ментальных различий между гитлеровской Германией и так называемыми западными «демократиями» не существовало.

Общеизвестно, что Гитлер неоднократно подчёркивал, что он является лишь учеником, последователем англичан, что он восхищается английской колониальной политикой, благодаря которой Англия обеспечила своё благополучие и процветание.

Учиться у англичан немцам предписывалось на примере любимого Гитлером английского фильма «Жизнь бенгальского улана», просмотр которого был обязательным для всех членов СС.

«Наша цель, — заявлял 23 мая 1939 года фюрер, — расширение пространства на Востоке. И это пространство на Востоке должно стать германской Индией…» Гитлер, оказывается, хотел только следовать по стопам англичан и французов. Примечательно, что духовным отцом нацизма является английский аристократ Хьюстон Чемберлен, который в своей книге «Основы ХІХ века» изложил расовое учение об английской «расе господ», которая должна править миром. Хьюстон Чемберлен считался великим зодчим нордической, то есть расистской теории. В гитлеровской Германии работа Чемберлена считалась библией нацистского движения. Книга одного из видных гитлеровских деятелей Альфреда Розенберга «Миф ХХ века» не только продолжение, но и переложение чемберленовских «Основ». Хьюстон Чемберлен пользовался большим уважением не только в Германии, но и в среде аристократии и политической элиты Англии и США. Сам Уинстон Черчилль считал его великим мыслителем. Хьюстон Чемберлен именно в немцах видел свой идеал нордической расы. Он переехал в Германию, где умер в 1927 году. Вообще, английская аристократия всячески способствовала восхвалению Гитлера как великого политика. Король Англии Эдуард VIII, будучи большим поклонником германского нацизма, всячески помогал Гитлеру в ликвидации ряда ограничений, наложенных на Германию Версальским договором. В частности, он одобрил занятие немецкими войсками Рейнской области, которая по Версальскому договору должна была быть демилитаризованной зоной. Но не только аристократия Запада боготворила Гитлера, ему курила фимиам значительная часть европейской интеллигенции. Основатель современного олимпийского движения, почётный президент МОК Пьер де Кубертен, выступая по немецкому радио в 1936 году, назвал Гитлера«одним из лучших творческих духов нашей эпохи».

Оказывается, фашизм — это интеллектуальное порождение западной буржуазной цивилизации.  С философской точки фашизм представляет собой концентрированное и откровенное манифестирование ментальности западной аристократической и буржуазной элиты в отношении незападных народов. Колониальная политика Англии, Франции, Японии и вероломное нападение Германии на Советский Союз — это явления одного и того же ментального порядка.

Таким образом, Вторая мировая война для Германии, Англии, США и Японии была не война разных идеологий, разных исторических и политических смыслов, а обыкновенная, давно уже известная война западных буржуазных государств за прибыли, за колонии.

Совсем иначе выглядела ситуация в войне фашистов против советского народа. Если в войне против Англии и Франции Гитлер ставил своей целью их разгромить, победить, отобрать у них колонии, поставить Англию и Францию в подчинённое положение по отношению к Германии, то в войне против СССР Гитлер ставил своей задачей не просто победить Советский Союз, сделать его зависимым от Германии, но вообще уничтожить нашу государственность, нашу страну, наших людей. Планы и практика немецкого политического и военного руководства сводились именно к уничтожению нашей восточнославянской цивилизации, к ликвидации Русского мира, к низведению оставшихся в живых наших людей до положения рабов. Основывалась эта человеконенавистническая политика фашизма на двух концепциях — «теории расизма» и «теории жизненного пространства», которые зародились на Западе задолго до прихода нацистов к власти, но лишь при них приобрели статус государственной идеологии.

Один из разработчиков генерального плана «Ост» — фашистской программы колонизации и германизации советской земли — Эрхард Ветцель подготовил для Гиммлера документ, в котором заявлялось: «Без полного уничтожения или ослабления любыми способами биологической силы русского народа установить немецкое господство в Европе не удастся. Речь идёт не только о разгроме государства с центром в Москве. Дело заключается, скорее всего, в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их».

30 марта 1941 года на совещании в своей рейхсканцелярии с 200 высших офицеров вермахта Гитлер ещё раз подчеркнул, что предстоящая война с Советским Союзом — это война идеологий, где физическое уничтожение советской интеллигенции и большевистских комиссаров — это «не работа для военных судов, это общая задача для СС и вермахта».

Никакого различия между эсэсовцами и немецкими солдатами (вермахтовцами) в их отношении к советским людям Гитлер не делает. При этом он акцентирует внимание на том, что «офицеры и солдаты вермахта при выполнении этой задачи не должны испытывать никаких проблем со своей совестью».

21 июня 1941 года, накануне нападения на Советский Союз, в немецких войсках был зачитан приказ Гитлера «О военном судопроизводстве». По этому приказу немецкие офицеры и солдаты могли уничтожать мирное население, сжигать деревни, угонять советских людей на работы в Германию, отбирать у людей продовольствие и вообще творить любые преступления на советской земле. Данный приказ запрещал предавать немецких солдат суду военного трибунала. Для сравнения: на западном фронте подобное было категорически запрещено.

Приказ — это не какая-то там абстрактная инструкция, а руководство к практическому действию. Что гитлеровцы и осуществляли на нашей территории. Для оправдания своей преступной политики они использовали свою «расовую теорию».

В 1942 году образовательный отдел СС издал иллюстрированную брошюру «Унтерменш», где наши люди квалифицировались как «недочеловеки», которые в духовном отношении ставились ниже зверей. А поэтому немцы, как утверждалось в этой фашистской агитке, имели полное право творить свои преступления на захваченных землях.

В одной только Беларуси немцами было уничтожено около трёх миллионов человек, примерно 400 тысяч были угнаны в фашистское рабство в Германию. На глазах у местного населения было замучено в лагерях 800 тысяч военнопленных. Фашисты сожгли и разрушили в Беларуси 209 городов и районных центров, 9200 деревень. Среди них было 628 хатыней, то есть населённых пунктов, уничтоженных со всеми проживавшими там людьми, с частью жителей уничтожено 4667 деревень. В Беларуси было сожжено и разрушено более 10 тысяч промышленных предприятий. Общий материальный ущерб, причинённый фашистскими оккупантами Беларуси, в современных ценах составлял около 150 миллиардов долларов. И таково было положение на всей оккупированной фашистами советской территории.

За годы немецкой оккупации в СССР было разрушено 1710 городов и посёлков городского типа, 70 тысяч сёл и деревень, 30 тысяч промышленных предприятий, около 100 тысяч колхозов, 40 тысяч больниц и лечебных учреждений, 84 тысячи школ. Но людские потери оказались гораздо страшнее финансовых и материальных. Из 70 миллионов советских граждан, оказавшихся под властью нацистов, погиб каждый пятый. Около 7,5 миллиона человек были расстреляны и сожжены, 2,1 миллиона умерли на принудительных работах в Германии, более четырёх миллионов — на оккупированных территориях от голода и отсутствия медицинской помощи. Кроме того, нацистами было погублено около трёх миллионов советских военнопленных. Примерно 8,7 миллиона воинов Красной армии погибли в боях.

Вот почему для советских людей это была не просто Вторая мировая война, а Великая Отечественная война за свою свободу, за свою государственность, за свою землю. Для наших народов это была война противоположных идеологий, противоположных мировоззрений, противоположных государственных устройств, противоположных смыслов, это была война свободы против рабства, человечности против человеконенавистничества, духовности против бездуховности, истории против антиистории, справедливости против насилия. И всякая подмена Великой Отечественной войны Второй мировой войной будет означать системную фальсификацию нашей Победы над фашизмом. Именно на этой подмене Великой Отечественной войны Второй мировой произрастают «исследователи», разглагольствующие о том, что не надо было защищать Ленинград, а лучше было сдать его немцам, как это сделали французы с Парижем, и вообще не надо было сопротивляться врагу, а лучше сдаться, тогда бы, дескать, не было бы миллионов погибших жизней и мы бы пили баварское пиво и жили, как на Западе. Подобные рассуждения как раз и являются результатом непонимания принципиального отличия Великой Отечественной войны Советского Союза против фашизма, когда речь шла о том, быть или не быть нашим народам в истории человечества, от Второй мировой войны, когда речь шла о том, кто получит основные дивиденды от этой войны, — плутократы США или плутократы Германии. Мелкомыслие и невежество таких рассуждений обусловлены бессмысленной экстраполяцией ситуации военных действий на западном фронте на ситуацию нашей судьбоносной битвы с фашизмом. Не случайно война на Западе, то есть Вторая мировая война, именовалась то «странной», то «сидячей», то «сумеречной» в противоположность войне на Востоке, то есть Великой Отечественной войне как войне не на жизнь, а на смерть. Как говорят, почувствуйте разницу!

Победа — это не только прошлое, но и будущее человечества

Вторая системная фальсификация о Великой Отечественной войне сводится к тому, что она изображается как нечто уже далёкое историческое прошлое, о котором пора бы забыть и не вспоминать. Подобная точка зрения совсем не случайна. Она также ориентирована на замену нашего исторического самосознания западной буржуазной ментальностью, нашей отечественной истории — западными антиисторическими взглядами. Логика здесь такова: мы все европейцы, у нас общие вызовы и угрозы, а поэтому пора примириться и забыть о Великой Отечественной войне. Или оставить о ней воспоминание в виде одного предложения в исторической литературе. Собственно говоря, это то, что произошло на Западе. Там примирились, интегрировались и заговорили о европейской идентичности, об общеевропейской истории, где нет уже ни французов, ни немцев, ни англичан, а есть только европейцы и экзистенциальные европейские ценности. Но кто примирился, кто интегрировался? Западный капитал, западная элита. Для последней проблема идентичности, исторического самосознания и во время Второй мировой войны была безразлична, тем более в настоящую эпоху. Для неё главное — евро и доллар.

Но опять же парадокс в том, что эти «европейские экзистенциалисты» никак не хотят примириться с нашими народами, с нашей отечественной историей. Для них мы были и остаёмся всё теми же «унтерменшами», а наше евразийское пространство — всё тем же «жизненным пространством» для современных «европейских интеграторов». И в этом смысле между гитлеровской «Новой Европой» и современным Европейским союзом нет никакой разницы, поскольку это Европа капиталов и элит, а не Европа народов. Разрушение СССР, продвижение НАТО на Восток, бандеровщина на Украине, возрождение неонацизма в Прибалтике — это всё та же давно известная политика Запада «Дранг нах Остен».

В чём историческое значение Великой Отечественной войны? В том, что была одержана победа над самыми тёмными, дьявольскими силами, которые собирали сокровища на земле, а не на небе, служили мамоне, а не богу. В результате нашей победы были спасены не только наши народы, но было спасено всё человечество. Если во Второй мировой войне Англия спасала свои колониальные прибыли, благосостояние своего населения, то Советский Союз в Великой Отечественной войне спасал всё человечество, спасал саму историю человеческого рода.

«Советский народ, Красная армия под руководством И. В. Сталина не только уничтожили около 85 % военного потенциала фашизма, но и обеспечили (впервые в истории Европы!) 54 года (1945–1999) без войны, то есть сохранили жизни двух поколений европейцев. Если Черчилль сделал подарок только своему народу, то Сталин — всему человечеству и тем самым возвёл памятник, заплевать который не удастся никому», — писал Владимир Скуратовский. В этом непреходящая ценность Великой Отечественной войны и нашей Победы над фашизмом.

Великая битва, которую советские люди в единении со своей властью вели с фашизмом, была битвой за уничтожение фашистской тирании и свободу человечества. Эта битва была делом нравственной мощи духа советского человека, который, осознав свою силу, поднял свой стяг и сделал это своё святое чувство силой всего человечества. Великий философ современности, фронтовик Александр Зиновьев писал: «Должен заметить, что даже в самые трудные периоды войны ни у меня, ни у тех, кто окружал меня, не было сомнений в будущей победе. Воспитание, какое мы получили в школе тридцатых годов, давало знать о себе, несмотря ни на что».

Необходимо признать неоценимым благом то, что наши соотечественники жили и действовали, воодушевлённые великим нравственным чувством — чувством, в котором концентрировались все свободолюбивые, гуманистические, справедливые идеи человечества. В таком глубоком и всеобъемлющем действии советский дух возвышался до уровня бессмертности в деле спасения человечества от коричневой чумы.

Поэтому когда некоторые недалёкие отечественные политики пытаются сегодня рассуждать таким образом, что, хотя мы и победили, но лучше, чтобы не было впереди таких побед, которые достались ценою жизней миллионов людей, то это и есть отрицание сакрального и судьбоносного смысла нашей Победы в истории человечества. Подобная оценка нашей Победы над фашизмом — это свидетельство житейской пошлости и рутинных интересов, обнажающих всю свою никчёмность и поверхностность мысли.

Наша Победа бессмертна, как бессмертны идеи справедливости, братства, равенства и дружбы народов. Вот почему она принадлежит не только прошлому, но настоящему и будущему человечества.

Лев Криштапович

sonar2050.org