Аппаратные страсти вокруг БелАЭС

19 апреля президент Беларуси Александр Лукашенко обратился с ежегодным посланием к белорусскому народу и Национальному собранию РБ.

Уже после, отвечая на вопросы депутатского корпуса, Лукашенко коснулся темы строительства БелАЭС: «Если этот опыт удастся, не исключено, что в будущем новому обществу придётся построить ещё одну атомную станцию. Для этого место у нас есть. Оно уже определено, на востоке [Беларуси. — Авт.]». Упомянул он и стоимость строительства: «Мы с президентом Путиным обсуждали эту проблему. Мы миллиардов на десять заключили кредитные соглашения. Как вы знаете, мы заключали их исходя из существующих цен в мире. А реальная цена будет меньше семи миллиардов. Он [в ответ сказал мне]: «Вот ты подарок мне преподнёс, только никому не говори об этом, мы же контракты заключаем с другими странами«».

При этом Лукашенко оговорился, что вообще-то озвучивает это лишь потому, что задававшая ему вопрос депутат Нацсобрания Анна Канопацкая сослалась на посла РФ в Беларуси Михаила Бабича: «По словам посла Российской Федерации, российская сторона снизила на 3 млрд долларов стоимость БелАЭС [что приведёт к возможности. — Авт.] снижения стоимости электроэнергии до 4 центов».

Он перечислил, за счёт чего именно стройка БелАЭС получилась дешевле аналогичных контрактов с другими странами (личный президентский контроль с начала строительства, широкое привлечение белорусских строителей на всех этапах). Вероятно, свою роль могло сыграть и то обстоятельство, что строительство АЭС планировалось ещё во времена СССР, тогда же начался и подбор площадок для будущего строительства. Т. е. когда в 2008 году Островецкая площадка была выбрана как окончательный вариант, то эта работа велась не с чистого листа.

Однако  в итоге всё равно получилось нехорошо.

Реакция посла РФ

Первым на ситуацию отреагировал посол РФ в Беларуси. В эксклюзивном комментарииsputnik.by он заявил следующее:

  1. Александра Лукашенко дезинформировали — ни Бабич, ни иные представители РФ никому не называли конечной стоимости строительства хотя бы потому, что строительство ещё не окончено. Тут стоит отметить, что и сам Лукашенко, отвечая на вопрос депутата Анны Канопацкой, не сразу поверил в такую возможность и специально переспросил:«А точно Бабич назвал такую цифру?»
  2. Михаил Бабич намекнул, что окружение уже не впервые подобным образом подставляет белорусского лидера. Но если раньше это делали чиновники, то «в этот раз они как люди квалифицированные и хорошо понимающие, что происходит на самом деле, этого себе позволить уже не могли. Поэтому «почётное право» сделать провокационную подачу своему президенту было предоставлено… оппозиции». Видимо, Михаил Бабич имел в виду ряд последних российско-белорусских пикировок (относительно сценариев дальнейшей интеграции, транзита и реэкспорта санкционной продукции в РФ, ремонта нефтепровода «Дружба» и т. п.), вызывавших у Лукашенко эмоциональную реакцию.
  1. Кроме того, российский посол пообещал пригласить депутата Канопацкую на встречу и ответить на все волнующие её вопросы, а также расспросить о мотивах её странного поступка. Напомним, в этом году Бабич уже встречался с белорусскими оппозиционерами из движения «Говори правду».
  2. «Для всех, кто интересуется темой БелАЭС, опубликуем сегодня на сайте посольства исчерпывающий перечень моих комментариев по теме БелАЭС, после чего будем ждать официальных извинений».

Реакция МИД РБ и Лукашенко

В дальнейшем дискуссия тоже развивалась не самым лучшим образом, вероятно из-за упоминания российским послом необходимости извинений. Сам Александр Лукашенко 20 апреля через пресс-службу отказался от дальнейшего выяснения отношений, что, в принципе, правильно: «Я не буду комментировать этот момент. Неправильно будет, если я буду комментировать, хотя имею своё мнение. Посол России — это представитель президента Российской Федерации, моего доброго друга (он его рекомендовал сюда). И это представитель министерства иностранных дел России». Однако озвученная причина такого решения вызывает вопросы: «Они разберутся там с этим послом. Я абсолютно уверен. Это древняя, с хорошими традициями страна, которая прекрасно понимает, как должен себя вести тот или иной посол как в России, так и за её пределами».

Однако масла в огонь подлил начальник управления информации и цифровой дипломатии МИД Анатолий Глаз: «В течение долгого времени ряд внешних сил безуспешно пытался разрушить тесные и дружественные отношения двух братских народов. Так вот: то, что не удалось этим внешним силам на протяжении нескольких последних десятилетий, успешно и эффективно удаётся господину Бабичу буквально за несколько месяцев».

Не о том спор

Что мы имеем в итоге? Нечто напоминающее «После прочтения сжечь» братьев Коэнов. Абсолютно на ровном месте возникла ненужная ситуация, с которой непонятно что делать. Пройдёмся по основным пунктам.

  1. Разбираться стоит, конечно же, не с Бабичем (он-то как раз вообще никак в данном случае не участвовал), а с депутатом Канопацкой, которая лихо, всего одним вопросом:
  • Подставила своего президента и российского посла. А также экс-главу правительства РБ Владимира Семашко, который ранее приводил более сдержанные расчёты экономии на стоимости электроэнергии после начала работы станции. «Мы планируем с пуском атомной станции опуститься со среднего тарифа 11,3 цента за кВт·ч (это очень высокий тариф, от этого страдает наша промышленность, реальный сектор экономики) до 7,9 цента за кВт·ч», — это его слова, сказанные в 2017 году. Получается, что человек, которому Лукашенко поручил контроль строительства станции, промахнулся в расчётах стоимости киловатта вдвое, так что ли?
  • Бросила тень на важнейший интеграционный проект двух стран («Это что же, россияне с нас 10 миллиардов вместо 7 содрать хотели?» и прочие подобного рода инсинуации).
  • Потенциально создала проблемы «Росатому», которому теперь предстоят объяснения с партнёрами из других стран: отчего это Беларуси станция обходится дешевле, чем им?
  • Подлила масла в огонь и без того непростых российско-белорусских отношений.

Тем более что для неё вносить раздор в эти отношения явно не впервые. В конце марта она прямо поставила вопрос о необходимости ликвидации СГ, которому угрожает якобы «неожиданно резкое форсирование интеграционных процессов».

  1. Впрочем, гораздо лучше было бы разобраться с другими вещами.Во-первых, хотя бы примерно определить время пуска первого энергоблока. Только за первый квартал его запуск уже успели отодвинуть сначала на вторую половину лета, а потом и вовсе на сентябрь-октябрь. Хотя первоначально первый энергоблок должны были вводить в строй осенью 2018 года, а затем, после известного форс-мажора с падением корпуса реактора, срок передвинули на март 2019-го.

Можно, конечно, в любое время, но надёжность и безопасность превыше всего. Однако миллиарды кредитных денег с одной стороны и репутация «Росатома» с другой явно намекают, что в этом вопросе должна быть ясность.

Во-вторых, руководству России и Беларуси есть что обсудить, помимо того, кто на кого не так взглянул. Например, вопрос компенсаций за задержку ввода в строй БелАЭС-1.Проблема деликатная и наверняка она обсуждается в непубличном формате. И именно поэтому хотелось бы слышать регулярные тому подтверждения, хотя бы их.

  1. В ходе дискуссии о том, сколько же стоит БелАЭС и что говорил/не говорил Михаил Бабич Анне Канопацкой, проявилась тревожная тенденция.Ещё во время прошлого дипломатического скандала все неудобные слова в адрес российского посла доверено было сказать Анатолию Глазу.В этот раз Александр Лукашенко кое-что озвучил самолично. Причём уже не понять, за что именно, поскольку Бабич в своём комментарии говорил не только о БелАЭС, но и о динамике интеграционных процессов.

В любом случае посол — государственная функция, а не самостоятельный субъект. Посол не может ничего разрушать в течение нескольких месяцев. Если бы направившая его держава тоже так считала, его бы отозвали ещё прошлой осенью, когда он только начинал демонстрировать, что формат отношений меняется.

  1. Нападками на посла Минск, очевидно, хочет дать понять, что такая смена его не устраивает. Но это снова-таки бессмысленно:говорить нужно о конкретном содержании понятия «союзная интеграция». Тогда как посол будет продвигать любую повестку, которую ему подтвердят его МИД и глава государства, и ничего сверх того или от себя.
  2. Пока что внешнее впечатление от происходящего складывается двоякое. Вначале выступает Анна Канопацкая, для которой само СГ — мертворождённый проект, а 20 лет его истории — потерянное время. Говорит, отметим накануне очередной годовщины подписания соглашения о создании Союзного государства. И никакой реакции на эти слова не следует.

А затем белорусский МИД устами Анатолия Глаза дважды фактически говорит, что нынешний посол РФ в Беларуси не подходит, разберитесь или шлите нового.

Не говоря уже о том, что до активизации союзной повестки со стороны России в конце прошлого года белорусская оппозиция не больно-то и горевала об «ушедших впустую» годах.

***

В общем, ситуация, хотя и ненужная, зато вопросы поставила один любопытнее другого.

sonar2050.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *