Великие белорусы XX века. Часть 2. – Андрей Громыко

Недавно, на радость врагам Союзного государства, МИД Беларуси на грани фола словесно «отработал» посла России. В отместку тот дипломатично поскабрезничал, однако осадок от этих «Союзных» Стендапов у обычных людей остался. В то время как современные дипломаты проводят свои «дип-батлы», предлагаю вспомнить добрым словом наших великих политиков прошлого! Возможно именно они дадут нам ответы на те вопросы, над которыми безуспешно бьются наши горе-интеграторы вот уже четверть века.

В первой части серии самых известных сынов Белой Руси XX столетия мы говорили о Петре Мироновиче Машерове, во второй — поговорим об Андрее Андреевиче Громыко.

«Я их «No» слышал гораздо чаще, чем они моё «Нет» (с)

Карьере Андрея Громыко завидуют многие современные дипломаты. В 34 года он стал послом СССР в США. В 48 лет – министром иностранных дел СССР. На этой должности он продержался почти 30 лет..

При этом Громыко пережил пятерых Генсеков… Первое утверждение устава ООН, многочисленные договоры о нераспространении ядерного оружия. Если собрать документы переговорного характера, под которыми стояла подпись советского белоруса — Андрея Громыко, набралась бы гора высотой с Монблан.

Бескомпромиссный, спокойный, вежливый, с феноменальной памятью и невероятной работоспособностью.  На Западе его называли «Мистером «Нет», за твердость и непоколебимость позиции, потому как всей своей деятельностью он требовал одного – уважения к своей большой Родине!

У Громыко было три брата — Алексей, Фёдор и Дмитрий. Они воевали на фронтах Великой Отечественной войны, двое погибли с оружием в руках, третий умер от ран после войны. Уже будучи министром иностранных дел, Громыко в разговоре с сыном так формулировал свою неуступчивую позицию на переговорах 1955 года с канцлером ФРГ Аденауэром и позже по «нерушимости границ» в Европе: «Не будем менять итоги войны. Если мы им уступим, то прокляты будем всеми замученными и убитыми. Когда я веду переговоры с немцами, то, случается, слышу за спиной шёпот: „Не уступи им, Андрей, не уступи, это не твоё, а наше“»

Дорога в МИД

Карьера Громыко, начинавшаяся в далекие 30-гг, шла динамично, и сопровождалась частыми переездами. Будущий дипломат родился в 1909 году в деревне Старые Громыки Ветковского района (Гомельской области). Там окончил местную «семилетку», после чего поступил в Гомельское ПТУ. Потом был техникум в Борисове, где в 1931 он стал коммунистом.

После учебы в Борисове последовал переезд в Минск, где он поступил в Экономический институт (НАРХОЗ). Здесь он проучился всего два года. Здесь же встретил свою первую и единственную любовь на всю жизнь — Лидию Гриневич. Из-за нехватки учителей его быстро назначили директором одной из школ на Дзержинщине. У семьи были планы жить в Беларуси, однако судьба распорядилась иначе…

Социальные лифты в те годы работали хорошо, потому молодому и перспективному директору школы быстро предложили окончить аспирантуру в Минске, а уже в 1934 году молодая семья переехала уже в Москву, и сразу на руководящую должность — старшим научным сотрудником Института экономики Академии наук СССР.

За несколько лет выпускник Техникума сумел получить высшее образование, поработать директором школы, обзавестись научной степенью, и перебраться из Борисова — в Москву.

 

Работа в МИД

В Москве Громыко снова ждал очередной поворот судьбы: 1939 году его пригласили на дипломатическую работу, а уже в 1943 году его назначили послом в США.

В репрессиях 30-х гв, бесследно исчезли 35% сотрудников МИД СССР. Весной 1939 года главой Наркомата Иностранных дел стал Вячеслав Молотов, который начал набор новых молодых дипломатов. К молодым кадрам было всего два главных требования: крестьянско -пролетарское происхождение и хоть какое-то знание иностранного языка. В создавшихся условиях кандидатура Громыко идеально подходила отделу кадров Наркомата иностранных дел СССР: он владел английским и свободно читал англоязычную литературу

На дипломатическую службу Громыко позвали из Института экономики Академии наук, и вскоре, всего в 30-ть лет, безо всякого дипломатического опыта его назначили заведующим Американским отделом.

Позже Молотов объяснил это свое странное решение так: «Громыко — очень молодой и неопытный дипломат, но честный! Мы знали: этот — не подведет».

В Громыко подкупали образованность, молодость, некоторая «простоватость» и приятный белорусский акцент, с которым Громыко говорил вплоть до своей кончины.

И Громыко не подвел: умение избегать интриг, держать рот на замке и честность Громыко позволили ему сделать головокружительную карьеру дипломата.

С 1943 года, уже в качестве посла СССР в США, Громыко участвовал во всех переговорах, определивших все послевоенное мировое устройство. В 1945 году участвовал в создании и подписал от имени СССР устав ООН. Это важнейшее мировое событие и стало звездным часом советского посла.

Создание ООН было тогда под угрозой срыва из-за принципиальной позиции США, отказывавшихся голосовать за «права вето» пяти мировых держав в новой организации. США и их союзники предлагали, чтобы все решения принимались простым большинством. В Москве понимали, что в этом случае СССР, оставшийся в явном меньшинстве, будет играть в ООН роль статиста.

При этом глава Советской делегации – Вячеслав Молотов, как опытный дипломат и искушенный политик, предчувствую провал переговоров, сознательно ушел в тень, выдвинув вместо себя Громыко, чтобы в случае неудачи не вызвать недовольство Сталина.

Однако Громыко удалось невозможное: он переубедил своих оппонентов. Американцы уступили, в ООН приняли советский вариант устава. За эту важную дипломатическую победу Громыко получил орден Ленина, и свое знаменитое прозвище — «Мистер нет» от Западной прессы. Это важнейшая для России поправка действует и по сей день.

С 1946 до 1948 года Громыко — постоянный представитель СССР при ООН (при СБ ООН). Громыко был первым советским дипломатом, занимавшим этот пост.

Затем он занимал пост заместителя министра иностранных дел СССР, одно время был послом СССР в Лондоне. Уже в те времена журнал Time отмечал «умопомрачительную компетенцию» Громыко.

С 1957—1985 годах, на протяжении 28 лет, Громыко бессменно оставался министром иностранных дел СССР. 

Громыко был строгим и требовательным начальником с точки зрения их профессиональной подготовки, он терпел ответов: «Я не знаю» и «Может быть». Он всегда вникал в малейшие детали, и требовал того же от своих подчиненных.

При этом, в отличии от остальных советских начальников, он никогда не ругался на своих подчиненных. У него была собственная лексика выражения недовольства. Первая степень недовольства: «Вы — странный человек», более сильным выражением было: «Вы — шляпа», будучи в абсолютном гневе он бросал собеседнику: «Вы — тюфяк».

Громыко превосходно знал английский язык, но никогда не отказывался от услуг переводчика. В то время, когда говорил переводчик, он уже вовсю обдумывал свой ответ.

За всю свою долгую политическую жизнь Андрей Громыко совершил, как он сам признавался, только две ошибки. Две, но ошибки эти были — роковые. Первая — это согласие на введение в 1979 году советских войск в Афганистан. И хотя решение это принималось коллегиально, а складывавшаяся тогда международная политическая обстановка требовала быстрых решений, о тогдашнем своем согласии он сожалел до последнего дня.

C

Вторая — в конце 80-х, когда стареющие лидеры СССР умирали один за одним, именно Громыко порекомендовал молодого Михаила Горбачева на главный пост страны. Дело в том, без открытой поддержки Андрея Громыко у Михаила Сергеевича практически не было шансов занять этот ключевой пост. Возможно молодой Генсек напоминал ему себя в молодости.

Позже «Мистер Нет» признавался, что время «перестройки» стало проигрышным для государства, а вспоминая о Горбачеве говорил: «Не по Сеньке оказалась шапка государева, не по Сеньке!»

 

Союзные распри

Однако вернемся в наше время, к нашим — «клеркам» и «счетоводам».

Официальный представитель МИД Беларуси Анатолий Глаз, рассуждая над словами Посла РФ Михаила Бабича говорит: «Честно говоря, не всегда хватает времени на то, чтобы читать все интервью Михаила Бабича. Благо все они схожи и менторская линия рассуждения не сильно меняется». Поэтому, не вчитываясь, могу точно сказать»… — То есть открыто признается в собственной некомпетентности: — «Не читал, но осуждаю».

И как здесь не вспомнить скрупулёзного и дотошного в мелочах Громыко, с его требованиями к своим подчиненным знать все. Также на ум приходят его вежливые ругательства.

Далее в комментарии к интервью Глаз делает обвинение в «подтасованном наборе цифр», которые приводит посол.При этом в качестве единственного аргумента, призванного в глазах общественности разбить язык «подтасованных цифр оппонента, белорусский дипломат говорит об особых отношениях между русским и белорусским народами: — «Отношения между нашими странами и народами гораздо более глубокие и всеобъемлющие, нежели искусственный, подтасованный набор цифр, за которые регулярно хватается российский дипломат».

Анатолий Глаз завершает свой комментарий употребляя известные острые личные эпитеты про «счетовода» и «бухгалтера» в адрес российского дипломата, а также советует тому вникнуть в специфику страны пребывания, после чего критикует публичный его стиль работы, проводя исторические параллели: с «серьезной российской дипломатической школой».

Раз уж Анатолий Глаз решил вспомнить историю «российской дипломатической школы», по сути утверждая, дескать, — «мы с вами из разных школ», и попутно виртуозно вспоминает о «глубоких и всеобъемлющих» отношениях между нашими народами, я напомню о том, что Андрей Громыко был далеко не единственным белорусским дипломатом в Москве.

Так, доподлинно известно, что еще в 19 веке в посольской службе российского императора в Японии служил белорус Иосиф Гошкевич. Далее была уже советская школа дипломатии.

«То, что принято называть Советской школой дипломатии, в значительной степени несет на себе отпечаток Громыко. Он взял все лучшее, что было в дореволюционное время. И существенно укрепил те тенденции. Которые были особенно необходимы СССР на внешнеполитическом фронте», — Сергей Лавров.

Более того, современный МИД Беларуси — преемник МИД БССР и Народного комиссариата по иностранным делам БССР, который ведет свою историю с 1 февраля 1944. Тогда в Москве приняли закон «О предоставлении союзным республикам полномочий в области внешних сношений». Народный комиссариат иностранных дел СССР из общесоюзного был преобразован в союзно-республиканский.

После войны Сталин попытался включить в число стран-основателей ООН все советские республики. Союзники согласились лишь на кандидатуры Беларуси и Украины. В результате Беларусь стала полноправной страной-основательницей ООН, и глава белорусской делегации в этой международной организации Кузьма Киселев подписал устав ООН еще в 1945 году. Помимо Киселёва, представлявшего БССР в ООН, многие белорусы работали послами СССР в разных странах мира.

На этом основании можно утверждать, что белорусские дипломаты прошлого – полноправная часть российской и советской дипломатической школы. Как раз по той простой причине, что связи между русским и белорусским народами действительно глубокие и всеобъемлющие!

Следовательно, те кто оговаривается, и делят дипломатические школы на «нашу» и «не нашу», — либо не знают историю, либо отрицают очевидное. В любом случае – таких людей сложно назвать сторонниками Союзного государства.

Главная причина для пессимизма искренних сторонников Союзного государства, подобно Громыко, держащихся в стороне от политических интриг, — полного отсутствие правильного понимания общей истории ответственных за это строительство чиновников.

Видя подобные антисоюзные «оговорки» в устах власть имущих, невольно впадаешь в уныние. «Вы — странные люди»

Но здесь на помощь приходит жизненное кредо Андрей Громыко: «Никогда нельзя унывать. Физически люди умирают, а духовно — никогда. Надо верить».

P/S Как хочется верить в то, что совместно пообещавшие в конце 2016 года (уж скоро 3 года) Минкультуры Беларуси и России снять телесериал об Андрее Громыко, все же воплотят эту идею в жизнь. Сейчас такую дрянь снимают при поддержке Минкульта, так сделайте хоть одно доброе дело!

 

Сергей Смирнов

 

Телескоп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *