Первый союзный «дип-баттл»

Медиа-аспект обмена колкостями посла России и белорусского МИДа.

15 марта пресс-секретарь МИД Беларуси Анатолий Глаз всколыхнул союзное информационное пространство, прокомментировав интервью посла России в Беларуси Михаила Бабича информационному агентству «РИА Новости».

Комментарий вышел настолько резким по форме и противоречивым по содержанию, что возымел эффект разорвавшейся бомбы, обеспечившей как СМИ, так и телеграм-каналы множеством поводов для проявления разнообразной активности в рамках редакционной политики, личных убеждений и политического заказа.

И прежде чем приступать к анализу медийных последствий дипломатической колкости, следует установить причины и повод для пятничного конфликта.

Хронология и контекст

То, что союзные отношения вошли в состояние кризиса, было понятно с начала прошлого года, когда накопившиеся между странами экономические противоречия стали просачиваться в информационное пространство. К середине декабря 2018 года кризис перешёл с тактического на стратегический уровень: Россия отказалась предоставлять Беларуси компенсацию по налоговому манёвру, предложив углубить интеграцию и вернуться к исполнению положений забытого сторонами Союзного договора от 1999 года. Забытого, так как ни Москва, ни Минск за весь срок действия данного договора (а ему в этом году будет 20 лет) не выполняли его положения, которые спустя почти два десятилетия стали похожими скорее на декларацию о намерениях, чем на обязательный к исполнению юридический документ.

Поэтому к концу декабря 2018 года стороны условились провести ревизию положений договора, чтобы понять, в каких сферах и каким образом стоит углублять интеграцию. Параллельно с работой экспертных групп, которым поручили инвентаризацию союзных отношений и договора «О создании Союзного государства», Александр Лукашенко увеличил частоту встреч с Владимиром Путиным.

О содержательной повестке встреч широкой общественности не известно практически ничего, однако отсутствие новостей в данном случае уже является новостью, свидетельствующей о том, что по наиболее важному для Беларуси вопросу — компенсации по налоговому манёвру — стороны договориться не смогли.

Нет содержательных новостей об итогах работы экспертных групп, что, впрочем, неудивительно, так как объём работ у экспертов более чем внушительный, и, по словам посла Беларуси в России Владимира Семашко, работа над углублением интеграции может растянуться на 1,5–2 года, да и итоговые решения будут принимать президенты. Поэтому узнаем мы об итогах работы именно от президентов.

Параллельно стороны активизировали своё присутствие в СМИ. Так, Александр Лукашенко в последние месяцы уделяет повышенное внимание проблематике Союзного государства в СМИ, а посол Михаил Бабич активно комментирует вопросы двухстороннего взаимодействия в интервью различным изданиям. С периодичностью примерно раз в месяц Бабич даёт развёрнутое и содержательное — с цифрами и фактами — интервью. Последнее интервью вышло 14 марта, в нём посол в очередной раз повторил позицию России и призвал Минск определиться с форматом интеграции, «перестать обмениваться взаимными упрёками, обвинениями, зачастую нелепыми, и выработать решение».

И вот 15 марта последовала реакция МИД РБ на данное интервью:

Вопрос «РИА Новости»: Согласны ли вы с оценками развития белорусско-российских отношений, озвученными послом России Михаилом Бабичем в недавнем интервью нашему агентству?

Ответ Анатолия Глаза: Честно говоря, не всегда хватает времени на то, чтобы читать все интервью Михаила Бабича. Благо все они схожи и менторская линия рассуждения не сильно меняется.

Поэтому, не вчитываясь, могу точно сказать, что отношения между нашими странами и народами гораздо более глубокие и всеобъемлющиенежели искусственный, подтасованный набор цифр, за которые регулярно хватается российский дипломат. Но это его право определять для себя планку, которая превращает его в счетовода либо подающего надежды бухгалтера.

Хотелось бы порекомендовать больше времени посвятить тому, чтобы вникнуть в специфику страны пребывания, познакомиться с её историей и проявить немного уважения. Иногда такой стиль работы даёт гораздо больший результат, чем апробирование на себе совершенно нехарактерной для серьёзной российской дипломатической школы роли адепта «публичной дипломатии».

На мой взгляд, за короткое время работы в Беларуси он просто не понял разницы между федеральным округом и независимым государством. Думаю, в ближайшее время нашим партнёрам будут даны детальные ответы на заявления господина посла.

Итак, одним ответом Анатолий Глаз выразил позицию МИД Беларуси (люди, занимающие подобные должности, при общении с прессой выражают исключительно официальную позицию, так как это их работа), которая сводится к:

  1. Констатации однотипности и менторского настроя всех интервью посла Бабича.
  2. Убеждённости в искусственном и подтасованном характере цифр как основы аргументов российской стороны.
  3. Уверенности в том, что содержанием отношений двух стран является не экономика, а нечто иное, «более глубокое и всеобъемлющее», вероятно, дружба и братство.

 

Никогда в новейшей истории российского дипломата в самой союзной республике не называли «счетоводом». Впрочем, нужно отдать должное самому Михаилу Бабичу: он не пошёл на эскалацию конфликта и попытался его сгладить, упрекнув коллег в «излишней эмоциональности».

Никогда в новейшей истории российского дипломата в самой союзной республике не называли «счетоводом». Впрочем, нужно отдать должное самому Михаилу Бабичу: он не пошёл на эскалацию конфликта и попытался его сгладить, упрекнув коллег в «излишней эмоциональности».

Кроме явно недипломатичного сравнения посла со счетоводом и бухгалтером, заметными оказались и рекомендации изучить страну пребывания и не путать независимое государство и федеральный округ.

Именно на эти колкости и отреагировала Россия в лице замглавы МИД Григория Карасина, призвавшего Минск проявить уважение к российскому послу:

«Я бы сказал, что мы вправе рассчитывать на более уважительное отношение к послу Российской Федерации в Минске».

В тот же день состоялась встреча Григория Карасина с послом РБ в России Владимиром Семашко, в ходе которой стороны «обменялись мнениями по актуальным вопросам российско-белорусских отношений, включая ход реализации Программы согласованных действий в области внешней политики государств — участников Договора о создании Союзного государства на 2018-2019 годы, а также обсудили график двусторонних контактов различного уровня».

При этом нет полной ясности в том, был ли вызван в МИД РФ Владимир Семашко или же его встреча с Григорием Карасиным была плановой. Если исходить из времени публикации сообщений, то встреча была плановой (МИД опубликовал новость о ней в 10:54 утра), а призыв об уважении был озвучен уже ближе к вечеру (ближе к 17:00).

Сам же Михаил Бабич на реплику белорусского МИД отреагировал следующим образом:

«Видимо, это и есть верх дипломатической школы, о которой говорилось в этом комментарии. В его форме для нас ничего удивительного нет. Но за формой нужно понимать содержание. А содержание таково, что, я уверен, эта «пена» сойдётГлавное, чтобы мы могли объективно оценить аргументы и российской стороны, и белорусской стороны, выработать взаимоприемлемое решение на благо наших народов. А всё остальное — болтовня».

Резюмируя, Бабич отметил, что, в отличие от разных комментаторов, успевает «читать, знакомиться, получать, анализировать всю информацию, которая поступает и имеется в информационном пространстве».

Позднее в комментарии ВГТРК он дал развёрнутый комментарий журналистам, в котором поделился своим видением о причинах заявления МИД РБ:

«На многочисленные, неоднократные выпады в адрес нашей страны, руководителей, иногда недостоверные факты, которые приводятся, кто-то посмел ответить. Видимо, эмоции взяли верх. Ситуация такова, что мы неоднократно просили коллег все выпады и взаимные упрёки оставить и перейти на цивилизованный язык общения, когда аргументы и факты станут основой для диалога».

На деятельность Михаила Бабича комментарий пресс-секретаря МИД РБ не повлиял, сам Бабич никаких негативных последствий не ожидает и в тот же день, 15 марта, провёл запланированную встречу с председателем Витебского облисполкома Николаем Шерстнёвым, в ходе которой заявил, что курс России — создать «максимально благоприятную среду для наших белорусских партнёров на российском рынке». Он отметил, что это касается как агропромышленного комплекса, так и станкостроения, машиностроения и автомобилестроения.

Таким образом, 15 марта публичная фаза конфликта закончилась тем, что Москва сочла нецелесообразным дальнейшее обострение, ограничилась призывом к проявлению уважения к послу Бабичу, а сам посол раскритиковал профессионализм белорусской дипломатической школы и фактически призвал белорусскую сторону предоставить свои аргументы, чтобы на их основании «выработать взаимоприемлемое решение на благо наших народов».

Интерпретация

Синхронно с перепалкой дипломатов средства массовой информации и коммуникации занялись интерпретацией произошедшего.

Российские СМИ отреагировали вяло и без особого интереса. РБК, ТАСС, «Газета.ру» и «РИА Новости» ограничились лишь новостями без каких-либо интерпретаций. «Эксперт.ру», Московский центр Карнеги и «Ведомости» не сочли данную пикировку достойной для освещения.

«Коммерсантъ» ограничился новостями и колонкой Дмитрия Дризе, суть которой сводится к тому, что реакция МИД РФ — следствие охлаждения в отношениях между союзниками и жёсткой позиции России в переговорах, в которых время играет против Беларуси, поскольку «белорусский социализм без внешней подпитки работать не может». Издание добавило, что «перед глазами пример Венесуэлы», а на носу выборы, для которых нужны деньги. «Свободная пресса» подготовила свой материал, в котором расспросила экспертов о причинах резкого заявления МИД РБ.

Однако куда откровеннее был главред «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в эфире программы «Будем наблюдать»:

«Ещё когда только шло назначение Михаила Бабича, я вам говорил, что назначение Михаила Бабича — это назначение прокуратора в завоёванную провинцию. Я не такими словами говорил, но теперь понятно, что это так. Михаил Бабич отнюдь не дипломат, он генерал. Довольно грубый. И руководители Приволжского округа неоднократно жаловались на его грубость (он был полпредом президента) президенту РФ. Специально именно человек с такими компетенциями был назначен на пост посла Белоруссии. Ну вот, МИД Белоруссии в очередной раз не выдержал или в первый раз не выдержал и довольно грубовато, в стиле генерала Бабича, посла Бабича ответил ему о том, что, видимо, господин Бабич не видит разницы между федеральным округом РФ и суверенным государством. Намёк понятен. На что Бабич назвал слова МИД «болтовней». Будем наблюдать. Но я хочу сказать, что, безусловно, Бабич это делает при поддержке президента Путина. У вас не должно быть никаких сомнений. Нет никакого Бабича. Есть Путин».

Белорусские официальные СМИ — «Белта», «Беларусь Сегодня» —  не написали ни слова ни о встрече Бабича с оппозиционерами, ни об интервью «РИА Новости», ни о реакции российской стороны на слова Глаза. Информагентство ограничилось лишь перепечаткой заявления Анатолия Глаза с официального сайта МИД.

Проще говоря, белорусские государственные СМИ тему интервью и реакции на него проигнорировали, что свидетельствует о том, что им пришло соответствующее указание не освещать данные вопросы.

Союзные СМИ единообразной реакции не проявили. Sputnik.by полностью осветил произошедшее в новостях, а «Евразия. Эксперт» солидаризировалась с белорусскими официальными СМИ.

Оппозиционные белорусские СМИ также отреагировали несколько активнее. Обозреватель «Радио Свобода» Валерий Карбалевич в тексте для издания «Свободные новости плюс» констатировал провал трёхмесячных кулуарных переговоров Москвы и Минска и перехода кризиса в российско-белорусских отношениях в привычную стадию. Его текст перепечатала «Хартия-97»; «Наша Нива» написала о том, что посла Семашко вызвали в МИД РФ (хотя встреча, как мы уже установили, была плановой). Издание TUT.by посвятило перебранке ряд новостей, а повод для неё — интервью Бабича — 14 марта проанализировалобозреватель Артём Шрайбман. «Наша Нива» сделала подборку постов российских телеграм-каналов. Портал Dal.by и вовсе сравнил Бабича с бывшим послом России на Украине Михаилом Зурабовым, притянув за уши общее криминальное прошлое, единый стиль управления и замашки прокуратора, ведь то, как «он объезжает белорусские предприятия, напоминает визиты смотрящего от уголовного мира российского олигархата, присматривающего, что можно утащить из белорусской собственности в панамские офшоры».

Зато «Белорусский партизан» проявил неуёмную активность в освещении конфликта, а его редакторы вовсю упражнялись в составлении хлёстких заголовков.

Мастерство оппозиционного заголовка «Белорусского партизана» выглядит примерно так.

К слову, интервью главреда «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова пришлось как нельзя кстати, оно понравилось и «Партизану», и «Белсату», который выпустил материал с заголовком, отказывающим Бабичу в субъектности.

После этого «Белсат» почему-то обиделся на то, что посольство России не пожелало аккредитовывать его на пресс-конференцию Михаила Бабича.

В соцсетях сразу же вспомнили встречу Бабича с лидерами общественно-политической компании «Говори правду» Андреем Дмитриевым и Татьяной Короткевич. Встреча была проведена 13 марта, а её инициаторами выступили Дмитриев и Короткевич, которые вели переписку с посольством на протяжении трёх месяцев.

И в части влияния встречи на заявление МИД РБ экспертное мнение раскололось примерно надвое. Часть экспертов убеждена в том, что встреча была провокацией иностранных спецслужб, чьими агентами являются Дмитриев и Короткевич, а Бабич стал жертвой данной провокации. Понятное дело, что ни у автора, ни у экспертов нет никаких фактических доказательств ни в пользу данной гипотезы, ни против неё.

Вспомнили и скоропостижное завершение дипломатической карьеры Дмитрия Аяцкова, который начал свою работу послом РФ в Беларуси в 2005 году с резкого заявления о том, что Лукашенко не следует «дуть щёки» и думать, что кто-то будет у него «на посылках». Однако, полагаем, данный пример неуместен, так как Бабич не позволял себе никаких резких и тем более оскорбительных заявлений. Его призыв определиться с форматом интеграции и «перестать обмениваться взаимными упрёками, обвинениями, зачастую нелепыми, и выработать решение» далёк от аяцковского откровения 2005 года.

«Трудно сломать Лукашенко, очень трудно, он очень крепко стоит на ногах. Конечно, ему нужно в себе переломить главное: Россия — это Россия, а Белоруссия — это Белоруссия, Путин — это Путин, а Лукашенко — это Лукашенко. И он ни в коем случае не должен дуть щёки, что вот он давно там работает и кто-то ему там должен быть на посылках».

Дмитрий Аяцков во время пресс-конференции 19 июля 2005 года в Саратове.

Зашла речь и о высланном из Беларуси в 2012 году шведском после Стефане Эриксоне— он запомнился частыми встречами с белорусской оппозицией, которую Стокгольм активно финансировал. Последней каплей, переполнившей чашу белорусского терпения, стала бомбардировка плюшевыми медведями во имя поддержки демократии территории РБ с незаконно пересёкшего воздушное пространство страны легкомоторного шведского самолёта.

Пытались провести параллели и с деятельностью американцев, чей посол Карен Стюарт покинула территорию РБ в 2008 году «для консультаций» после активной подрывной работы в Беларуси и введения санкций против белорусского концерна «Белнефтехим».

Однако сравнивать случаи Эриксона и Карен Стюарт с Бабичем некорректно в силу абсолютно разной политики Москвы, Вашингтона и Стокгольма. К тому же встреча Бабича с лидерами «Говори правду» — это смотрины наоборот и инициаторами были именно оппозиционеры, а не посольство. И если исходить из закреплённой в гражданских кодексах стран СНГ (а они основаны на модельном кодексе) презумпции добропорядочности, то стоит считать мотивом встречи не организацию провокации, а попытку Дмитриева и Короткевич перейти в стан конструктивной оппозиции, которая не против России, а за другие формы взаимодействия с ней.

Автор, впрочем, считает связь между встречей Бабича и реакцией МИД РБ маловероятной и несколько надуманной. Скорее, кажущаяся связь является лишь совпадением.

Вторая часть комментаторов резонно отметила, что у дипломатов есть право встречаться в стране пребывания не только с представителями власти, но и оппозицией, а в комментариях МИД в последнее время не особенно подбирают выражения — резких ответов удостоились Никол Пашинян, Даля Грибаускайте и бывший генсекретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен.

Кроме того, оснований для того, чтобы однозначно утверждать, что причиной аномальной реакции МИД Беларуси на Бабича является его встреча с белорусской оппозицией, нет. Впрочем, это отнюдь не означает, что встреча не могла стать той самой каплей, переполнившей чашу дипломатического терпения Анатолия Глаза.

В целом в соцсетях все сошлись во мнении, что слова Глаза явно далеки от стандартов дипломатии.

Взвешенно и корректно к обсуждению произошедшего подошли системные политологи и политтехнологи.

Марат Баширов написал, что реакция белорусского МИД вызывает оторопь, так как, в отличие от посла Бабича, который приводил аргументы и высказывался с уважением к государственным органам РБ и народу страны, реакция МИД РБ, отказавшегося от дискуссии с цифрами и фактами, привела лишь к потере лица в глазах правительства России и глазах Лукашенко, которого обманули, снабдив не соответствующей реальности информацией.

Евгений Минченко написал: «В ответ на сдержанное и аргументированное интервью посла РФ в Республике Беларусь Бабича — эмоциональный всплеск со стороны белорусского МИД. Но всё равно, если есть желание решать экономические вопросы, эмоциональность придётся отодвинуть».

Вадим Горшенин констатировал слабость реакции российского МИД, посетовал на то, что Минск в последние годы прикармливал российские издания, и огорчился отсутствию реакции на произошедшее с стороны российских депутатов и сенаторов.

В целом анонимные телеграм-каналы разошлись во мнениях по вопросу «Кто виноват» в заявлении Анатолия Глаза.

Канал «Трыкатаж» винит белорусский МИД и лично министра Макея, которого считает врагом, плетущим заговор в интересах Запада против Александра Лукашенко.

«Незыгарь» сообщил, что «у Москвы достаточно доказательств, чтобы утверждать: всё делается по личному распоряжению Лукашенко и его семьи», а позднее опубликовал пост-расследование о якобы существующих схемах семьи Лукашенко по выводу денег из Беларуси через ОАЭ в офшоры. «Незыгарь» требовал жёсткого ответа, ведь «в нас плюнули, а русский дипломат утёрся».

С ликованием пикировку встретили националисты Пальчис и Мотолько. «Есть вариант зарядить его в «Полонез» и выстрелить в сторону Москвы», — предложил Пальчис.

ТГ-канал «Хромой бес» (в его авторстве «Трыкатаж» подозревает Павла Якубовича): «Было бы красиво, чтобы на этой ноте Бабича и выслали из Беларуси». С ним согласился и канал «Беларусь головного мозга», выдав порцию инсайдов о том, что «чиновники один за одним начинают прямым текстом высказываться про приостановление интеграции с Россией из-за её угроз и шантажа», и поставив «голосовалку» о депортации Бабича.

Из медийной составляющей данного конфликта можно сделать несколько выводов:

  1. Белорусские официальные СМИ осветили его предельно однобоко, не пустив в печать ни интервью Бабича, ни реакцию российской стороны. Союзные СМИ в лице «Спутника» осветили произошедшее; в российских СМИ события не вызвали особого резонанса. Наиболее полно отработал по теме федеральный телевизор в лице ВГТРК. Зато для белорусских националистов, российских либералов и польского «Белсата» пикировка дипломатов была как праздник — редакторы «Белорусского партизана» и анонимных телеграм-каналов отработали повестку на 100 % в своих антисоюзных интересах.
  2. Никаких положительных итогов, кроме демонстрации психологической усталости и накопившегося у Минска недовольства, реплика МИД не принесла. Она стала деструктивной для двухсторонних отношений России и Беларуси и лишь убедила в своей правоте сторонников позиции «Минск нужно дожимать».

***

Подобный публичный конфликт с большой долей вероятности не станет последним, и публичные перебранки будут продолжаться ровно до тех пор, пока обе стороны в дискуссии не перейдут на один язык — цифр, фактов и аргументов.

Слова Глаза, которые сводятся к классическому «Не читал, но осуждаю», с последующей апелляцией к тому, что отношения двух стран «более глубокие и всеобъемлющие», то есть к использованию дружбы и братства народов в качестве аргумента в экономической дискуссии, свидетельствуют о том, что Минск пока не готов к дискуссии с цифрами и фактами.

При этом нужно понять, что дружба и братство не являются препятствием для расстановки всех точек над i, и только это позволит уйти от совершенно порочной и разрушительной логики кормильца и нахлебника (в ней недавно упражнялась «Наша Нива»).

Чем дольше стороны будут уклоняться от диалога, тем сложнее им будет его вести. Поэтому инвентаризация положений Союзного договора должна быть завершена, а стороны должны взять в качестве руководства к действию и переговорам логику капитализма и в его рамках просчитать все вопросы взаимного сотрудничества, кроме аспектов обороны и безопасности, закрыв для себя раз и навсегда экономические вопросы. После этого станет возможным двигаться вперёд и интегрироваться с наименьшими потерями для суверенитетов России и Беларуси. Однако для этого нужно отказаться от взаимных упрёков и обвинений.

 

Иван Лизан

sonar2050.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *